Ана Дали. «Сальвадор Дали»

На правах рекламы:

http://ipb-memorial.ru/ памятники из гранита памятники из гранита каталог цены.

лада гранта череповец цена автосалон престиж

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

Юность Сальвадора Дали. Хронология

1917 год

Зима. Сальвадор учится в Школе второй ступени в Фигерасе и посещает художественную школу, где преподает Хуан Нуньес Фернандес.

Весна. Брат получает диплом художественной школы, подписанный Хуаном Нуньесом и алькальдом1 Фигераса. У нас дома отец устраивает праздник и выставку учебных рисунков углем Сальвадора.

Брату тогда было тринадцать лет. Дадим же слово ему самому и послушаем его рассказ о получении премии.

Премия за лучший рисунок

Ночью темно — как у волка в горле. Я собираюсь рисовать. Завтра будет вручение премий. Придется долго ждать, пока решат, кому дадут премию.

Алькальд Висенс Рос наконец приехал, но мы еще долго ждали своей очереди, потому что сначала вручали премии девочкам. Мы же тем временем пели и дурачились. А в небе дрожали звезды.

Наконец-то нас позвали. Вошел алькальд. Встал. С ним рядом учитель и секретарь. Вызвали меня:

— Сальвадор Дали.

— Здесь, —отвечаю я и иду к кафедре.

Алькальд торжественно произносит речь:

— С огромным удовольствием вручаю тебе премию! Во-первых, потому что тем самым имею возможность

почтить семейство Дали, а также нашу Академию, которая взрастила столь замечательного художника!

— Благодарю!

Я иду на свое место с премией — первой премией! — и изо всех сил стараюсь не расхохотаться (я тогда был очень смешлив). А потом гуляю по бульвару и наконец отправляюсь домой, где все просто сияют от удовольствия, раз «ребенок прославил нашу фамилию», а также «взрастившую его Академию» — как сказал сам алькальд — слово в слово.

Лето. Сальвадор в Кадакесе, пишет в манере импрессионистов. В этих работах нет и намека на рисунок — только мощные, яркие цветовые пятна: красные, желтые, зеленые. Картину он строит на контрастах.

Осень. Сальвадор продолжает занятия в Школе второй ступени и берет уроки рисунка у сеньора Нуньеса.

1918 год

Все идет, как и в прошлом году, если не считать одного примечательного события. На Праздник Креста Господня2 в помещении местного театра (сейчас там музей Дали) состоялась выставка работ Сальвадора и акварелиста Рамона Рейга. Газеты не обошли вниманием этот дебют.

1919 год.

Сальвадор продолжает писать и представляет довольно много своих импрессионистских работ на коллективной выставке в фойе кинотеатра «Эдисон».

Это пейзажи Ампурдана в размытых, мягких тонах, совсем не похожие на манеру прошлого года. Две работы приобрел Жоаким Куси. Впервые картины Сальвадора продаются. На выставке брат не только представил свои работы, его Также пригласили оформить интерьер фойе. Эта выставка, как и первая, пользовалась успехом и удостоилась похвал обозревателей местных газет.

В том же году брат с однокашниками — Жоаном Ксирау, Рамоном Рейгом, Хайме Миравитлесом и еще с кем-то — взялись издавать журнал «Студиум».

Лето, как всегда, Сальвадор провел в Кадакесе, работая над картинами в духе импрессионизма.

1920 год

Сальвадор по-прежнему напряженно работает. Самым примечательным в том году был заказ от муниципалитета оформить повозку для процессии на Праздник Трех Королей3. В Фигерасе процессию устраивали впервые.

Повозку делали в Капутскинсе, недалеко от Фигераса. Для Сальвадора это первый опыт работы темперой.

1921 год

Праздник Трех Королей ознаменовался большой процессией, и самым примечательным в ней стала повозка, оформленная братом. Вот как об этом рассказал еженедельник «Л'Альт Эмпорда»:

«Пожарные в полной форме и в золотых касках несли лестницы, которые доставали до верхних этажей. Пажи с факелами и всадники на прекрасных скакунах под звуки оркестра двигались навстречу Трем Королям, торжественно въезжавшим в город. Их приветствовали все — от мала до велика. Короли стояли на повозке, сделанной в виде египетского храма, — прекрасная работа наших молодых художников Жоана Субиеса и Сальвадора Дали. Процессия двигалась по главной улице Фигераса, и всюду ее встречали восторженными приветствиями и фейерверками».

Тогда же, в 1921 году, в том же еженедельнике появилась статья, подписанная псевдонимом — О.Н. Е. Думаю, что и ее стоит привести здесь в доказательство того, что Дали в Фигерасе уже тогда знали и любили. Вот она:

САЛЬВАДОР ДАЛИ ДОМЕНЕЧ

— Ну что, пойдем к Дали? — спросил меня Субиес, мой приятель.

— Пошли.

Мы появились в доме молодого художника ближе к вечеру и застали его за работой у себя в студии, залитой ярким светом закатного сентябрьского солнца. Балкон был распахнут настежь. Художник работал с воодушевлением, но отложил кисть и встал нам навстречу. Его знаменитая шевелюра, приводящая в шок нашу публику, немного растрепалась — он походил на бунтаря.

За разговором я оглядел стены студии, увешанные его работами. Он пишет темперой — броско, ярко, живо. Заметил я и две ярмарочные афиши — те самые, что недавно наделали шуму и оскорбили в лучших чувствах все местное филистерство.

Дали неутомим в работе, а работает он энергично, с огромной любовью и великой верой. Его картины выверены и точны, они крепко сбиты. Талант его очевиден, как очевидно и то, что, с точки зрения обывателя, украшающего свой дом жуткими олеографиями, Дали «подрывает устои».

Картины, которые меня так впечатлили, написаны этим летом в Кадакесе. Эти завершенные, отделанные вещи, несомненно, представляют собой значимый этап в творческом развитии художника, важный для его будущего. Я говорю о картинах, написанных маслом, их примерно двадцать. И во всех чувствуется индивидуальность молодого художника, уже в полной мере владеющего мастерством и зачарованного яростным светом нашего ампурданского неба.

Дали показал нам море, пронизанное солнечными лучами, — светящееся море; торжественный строй вечерних олив, безмерное обнаженное небо — и потряс нас до глубины души.

Когда в этом году Дали представил заказанные муниципалитетом Фигераса афиши для ярмарки, мнения разошлись. Многие были шокированы, и споры долго не утихали. Однако муниципалитет все же заказал ему портрет Рамона Мунтанера, который долгое время был директором Народной Библиотеки (ныне его сменил Карлес Фажес де Климент). Работа сделана блестяще.

1922 год

И в этом году Сальвадор получил заказ от муниципалитета — сделать афишу ярмарки к Празднику Креста Господня. Еще ему заказали обложку специального номера еженедельника «Л'Эмпорда Федераль», посвященного Пепу Вентуре и Энрику Морера. Брат также сделал замечательную афишу вечера, посвященного их творчеству.

1923 год

Сальвадор пишет эскиз повозки для цветочного турнира, который должен стать украшением ярмарки. На этот раз повозка представляет собой валенсианский дом, обсаженный апельсиновыми деревьями. Брат нарисовал также эскизы костюмов для девушек в повозке. У Маргариты Куси, одной из этих девушек, сохранились фотографии.

1924 год

Брат иллюстрирует книги. Одну — Карлеса Фажеса де Климента, другую — Жозепа Пуига Пухадеса. Называется она «Дядюшка Висенс».

1925 год

В этот год в Фигерас и Кадакес впервые приехал Федерико Гарсиа Лорка. Культурная жизнь нашего города произвела на поэта такое сильное впечатление, что он написал об этом родителям: «Специально для меня здесь на площади устроили праздник сардан4, и, надо сказать, лучше места для этого мелодичного медленного танца не найти во всем Ампурдане. На мой вечер собрались сливки здешней художественной интеллигенции, люди, знающие толк в новейших литературных движениях. Вы и представить себе не можете, как много мне дало общение с ними».

В 1925 году Сальвадор Дали надолго переезжает в Мадрид, и, естественно, его связь с культурной жизнью Фигераса ослабевает. Сальвадор учится в Мадриде и вскоре становится одной из ключевых фигур поколения 27-го года5. Он печатается в лучших испанских журналах, особенно часто — в барселонском «Л'Амик де лез Артс»6. С большим успехом выставляет свои картины — сначала в Барселоне, затем в Мадриде. Об этом писали и наши местные газеты.

В 1929 году Сальвадор едет в Париж и там под эгидой Андре Бретона становится сюрреалистом. Но это уже совсем другая история.

Как ни странно, все, что делал Сальвадор Дали до 1929 года, до сих пор не привлекало внимания его многочисленных биографов. А этот пропуск искажает его творческую биографию. К тому же это несправедливо по отношению к городу, атмосфера которого многое определила в развитии молодого художника. Фигерас в культурном плане не был провинцией — надо отдать ему должное.

Рафаэль Сантос Торроэлья в прекрасной статье, опубликованной в газете «Ла Вангуардиа» 25 октября 1984 года, пишет: «В годы между двумя мировыми войнами в столице Верхнего Ампурдана, как и во всей Каталонии, открытой тогда всем европейским веяниям, кипела культурная жизнь. Об этом свидетельствуют многочисленные и по сути своей блестящие публикации тех лет. Возьмем, к примеру, если уж речь зашла о Фигерасе, еженедельник «Л'Альт Эмпорда» за 1917—1923 годы, когда его редактировал поэт Хайме Мауриси, — он также писал для этой газеты замечательные статьи о литературе и искусстве. А в еженедельнике, которому была суждена более долгая жизнь, «Л 'Эмпорда Федераль», в те годы нередко публиковался Сальвадор Дали, несмотря на то, что в это время он учился в Мадриде».

Примечания

1. Алькальд — глава городской администрации.

2. Праздник Креста Господня — один из любимейших в Испании церковных праздников отмечается третьего мая. К нему приурочены ярмарки и майские шествия.

3. Праздник Трех Королей — иначе Эпифания, Пасха Королей, или Короли-Маги. Праздник заканчивает католический святочный цикл (священное двенадцатидневье) и празднуется шестого января. Ночь накануне праздника называется «двенадцатая ночь». Приход Королей — Мельчора, Гаспара, Бальтасара — вариация евангельского рассказа о поклонении волхвов младенцу Иисусу. Описываемые далее праздник и костюмированное шествие — характерная примета жизни небольших городков Испании и в девятнадцатом, и в двадцатом веке. День Трех Королей — праздник по преимуществу детский и молодежный, с подарками, которые Короли кладут малышам в чулки или ботинки, с ведром воды и клоком сена у порога для королевских лошадей и верблюдов и с торжественной встречей Королей у въезда в город.

4. Сардана — старинный каталонский танец и песня в сопровождении небольшого оркестра, состоящего из каталонской флейты, тамбурина, двух маленьких гитар, двух тенор (см. комм, ко второй главе), двух корнет-а-пистонов, двух рожков и контрабаса.

5. Поколение 27-го года — группа поэтов, связанных дружескими и творческими узами (иначе называемая поколением Лорки — Гильена), для которой Гонгора стал несомненным авторитетом в художественных исканиях. В год трехсотлетия со дня смерти классика молодые поэты призвали испанскую интеллигенцию отметить юбилей, но, не получив желаемого отклика от писателей старшего поколения и Королевской Академии, организовали чествование сами и посвятили Гонгоре циклы стихотворений, эссе, специальные номера журналов, вечера и исследования его творчества. Программной для группы стала лекция Ф. Гарсиа Лорки «Поэтический образ дона Луиса де Гонгоры», впервые прочитанная в декабре 1927 года в Гранаде. См. Гарсиа Лорка Ф. «Самая печальная радость...» Москва, «Прогресс», 1987 г. Далее эта книга обозначается сокращенно — «СПР...»

6. «Л'Амик де лез Артс» («Друг Искусств») — журнал, редактируемый Жозепом Карбонелем, вокруг которого группировались каталонские авангардисты. Выходил в Ситжесе (а не в Барселоне, как полагает А.М. Дали) с апреля 1926 по декабрь 1928 года. В 1929 году увидел свет последний, целиком сюрреалистический номер журнала, отредактированный самим Дали.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2019 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»