Безумная жизнь Сальвадора Дали

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

Заказы Альбаретто

Когда в сентябре 1962 года разбушевавшаяся стихия смыла в глубине страны целые районы, Дали написал еще одну картину под названием "Христос Валенсийский" — в дополнение к своей "Галасидаласидеоксирибонуклеидной". На ней изображен изможденный Иисус, стоящий над затопленной местностью. Картину купили Мара и Джузеппе Альбаретто, позже заказавшие много акварелей, которыми Дали занимался на протяжении нескольких лет. Первый заказ поступил в 1963 году, в связи с изданием Библии: Дали должен был исполнить к ней сто иллюстраций. Джузеппе Альбаретто, который в глубине своего сердца так и остался священником, говорил, что основной целью заказа было желание обратить Дали к Богу. "Душа Дали была в опасности, — сказал Альбаретто в 1995 году, — потому что его жена была ведьмой. Он полностью подчинялся ей. Я делал все возможное, чтобы он стал правоверным католиком". Для того чтобы выполнить заказ, Дали не оставалось ничего иного, как прочитать Библию или по меньшей мере Ветхий Завет. Альбаретто уверен, что это чтение "изменило" художника, однако его иллюстрации остаются весьма спорными и дают повод сомневаться в том, что он действительно изменился1.

Во время работы над иллюстрациями к Библии Дали объявил о своем желании проиллюстрировать "Тысячу и одну ночь". Альбаретто не был в восторге от этой идеи: он знал своего друга и боялся, что в итоге появится новая серия эротических рисунков. Дали настаивал, и Альбаретто в конце концов согласился оплатить и этот труд. Гала была против того, чтобы Дали заглядывал в книгу, считая, что она лишит его непосредственности выражения. В итоге были созданы сотни иллюстраций к великому произведению, в основном акварелей, стилистически напоминающих Гюстава Моро. Это очень насыщенные по цвету и наиболее непроизвольные из работ Дали, не зависимые от содержания книги. Как и предполагал Альбаретто, они получились слишком эротическими. "Тысяча и одна ночь" — конечно же, идеальный источник для фантазий вуайериста, в чьих жилах течет арабская кровь. Изображенные гаремы наполнены несметным количеством женских ягодиц и бедер. Мара Альбаретто заметила однажды, что девяносто процентов женских фигур Дали изобразил сзади. Она вспоминала, что художник работал над этими иллюстрациями с гораздо большим наслаждением, чем над Библией, несмотря на все проповеднические усилия ее мужа2.

Дали с огромным увлечением сделал около ста иллюстраций к запланированному Альбаретто изданию "Одиссеи" (1966 — 1970). Мастер ощущал свое родство с культурой и мифами Средиземноморья. Эта серия не стала его выдающимся произведением, однако она получилась во многом "свежей", чего так не хватало Дали в последнее время. В ней нет основательно поднадоевших клише, которыми перегружены работы, рассчитанные на коммерческий успех. В рисунках вновь чувствуется рука Исидора Беа — он взял на себя техническую часть заказа, утомлявшую Мастера.

Еще одной серией, заказанной Альбаретто в эти годы, стали сорок шесть иллюстраций к "Дон Кихоту" (1964 — 1968). Интерпретация Дали весьма отличается от традиционных трактовок романа, однако серия интересна еще и тем, что Дали соединил в иллюстрациях вид на бухту Порт-Льигата с бухтой Кадакеса, достигнув идеального созвучия своих любимейших мест на Земле. В иллюстрациях к "Гамлету" (1967) он, видимо, уже выдохся и восполнил недостаток новых идей обилием старых штампов, включая и пресловутые мягкие часы.

Примечания

1. Из разговора с Джузеппе Альбаретто в Турине 25 октября 1995 г.

2. Из разговора с Марой Альбаретто в Турине 25 октября 1995 г.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2019 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»