Безумная жизнь Сальвадора Дали

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

Сабатер уходит

Гала на свой страх и риск с головой погрузилась в дела, приняв помощь Жана-Клода дю Барри, дружелюбного гасконца, около десяти лет постоянно снабжавшего супругов красивыми молодыми людьми для оживления вечеринок в Порт-Льигате и Пуболе. Заинтригованные размахом дел дю Барри, супруги Дали разрешили ему за спиной Сабатера провернуть для них несколько прибыльных сделок летом 1980 года. Теперь они выразили желание, чтобы он продолжал в том же духе1.

В начале 1981 года дю Барри, по наущению Галы, подготовил много незаконных контрактов, вследствие чего в отеле "Морис" опять появились сомнительные дельцы от искусства, работавшие с Дали несколько лет назад. В ноябре того же года дю Барри рассказывал газетчикам: "Я начал обзванивать старых клиентов Дали — тех, кого Сабатер полностью исключил. "Если вы хотите иметь дело с Дали, известите меня", — предложил я". Иметь дело с Дали они действительно хотели, и дю Барри вскоре подписал контракты на сумму 1,3 миллиона долларов, заработав себе изрядные комиссионные2. "Ситуация, в конечном итоге, совершенно запуталась", — вспоминал Майкл Стаут3. Впрочем, деятельность гасконца на этом поприще была непродолжительной, и вскоре его место занял Робер Дешарн. В начале октября 1980 года, чувствуя приближение разрыва с Сабатером, по совету Антонио Пичота, Дали позвонил Дешарну в Париж и попросил его помочь4. Дешарн действовал быстро, связавшись от имени Дали с французским агентством авторских прав "Spadem". Во время своего рождественского посещения Парижа Дали встретился с одним из членов управления агентства Жан-Полем Обертуром и передал ему свои авторские права. Соглашение между сторонами было подписано 6 января 1981 года, а 27 февраля в специальном письме за своей подписью Дали обращался к тем "друзьям, коллекционерам, музеям, издателям и другим предпринимателям", у которых были права на снятие копий с его работ, с просьбой предоставить агентству детальное описание условий их контрактов. Рейнольд Морз был вне себя: контракт с агентством явился результатом их общих усилий, тогда как письмо, составленное в столь недипломатичной форме, оскорбляло тех, кому было послано5.

На подписании контракта с агентством присутствовали Сабатер и Дешарн. Сабатер выразил свое искреннее намерение помочь агентству и предоставить в его распоряжение полный перечень сделок, заключенных им от имени Дали, с приложением копий контрактов, но обещания не выполнил6. В первое время агентство ограничило сферу своей деятельности правами на одну только графику Дали, предположив, что полностью охватить творчество художника почти невозможно. Но агентство не справилось даже с этой задачей. Через пять лет, по неизвестным причинам, агентство расторгло контракт7.

В те месяцы правая рука Дали дрожала сильно, как никогда. В начале февраля в "Морисе" его обследовал доктор Франсуа Льермит, признанный авторитет по болезни Паркинсона. Он опроверг мнение, будто Дали болен этой болезнью (такой диагноз был поставлен раньше8). Через неделю, на рассвете 17 февраля 1981 года, Дали ворвался в номер Сабатера с криками о помощи. У него был синяк под глазом. Сабатер поспешил за ним и обнаружил Галу лежащей на полу в спальне. Было ясно, что она испытывала сильную боль, но стоически терпела. Выяснилось, что Дали в припадке гнева столкнул Галу с кровати. Доктор определил у нее перелом двух ребер. Кроме того, руки и одна нога Галы были покрыты синяками. "Скорая помощь" доставила ее в Американский госпиталь в Нейле. У Галы и Дали вышла ссора с рукоприкладством, очевидно из-за того, что Гала собиралась вернуться в Нью-Йорк, чтобы увидеть Джефа Фенгольта. Дали возмутили астрономические траты Галы на любовника. Альбаретто также были свидетелями подобной сцены, когда рассерженный Дали кричал: "Ты уже растранжирила целое состояние на своих мальчиков, я же на Аманду трачу всего ничего!"9

Тринадцатого марта 1981 года Альфонсо Квинта опубликовал в "Е1 Pais" подробный отчет о хаосе на рынке графических работ Дали и о подписанных им чистых листах. Теперь, когда Дали уже не мог подписываться разборчиво, он и его компаньоны решили использовать отпечаток большого пальца художника! Уже были составлены некоторые контракты, заверенные подобным способом, например, с Жильбером Амоном — крупнейшим торговцем графики в Париже. Квинта обнаружил, что, несмотря на получение художником крупных сумм наличными за использование его эскизов драгоценностей и мелкой пластики, агенты — среди них Клот Фуэнтес — зарабатывали на этом в тысячу раз больше. Квинта намекал, что Клот Фуэнтес действовал в сговоре с Сабатером, коммерческие предприятия которого к этому времени превратились в "мировую империю". Без сомнения, испанские власти с интересом отнеслись к этой статье10.

Напряженные отношения Дали с Сабатером закончились 18 марта, о чем художник через агентство "Франс Пресс" известил общественность: "Я заявляю, что на протяжении нескольких лет, и в первую очередь по причине моей болезни, мое доверие было не раз обмануто, а мое мнение не принимали в расчет. Я делаю все, чтобы разрешить сложившуюся ситуацию. Гала и я вновь обретаем свободу". В заявлении имя Сабатера не упоминалось, однако экс-секретарь понял намек. Через два дня, глубоко обиженный, он выехал из отеля "Морис". Администрация отеля "быстро приняла решение конфисковать автомобиль "Даймлер-Бенц", оставленный Сабатером, в счет уплаты огромных счетов"11.

Оказавшись в Испании через несколько часов, Сабатер упорно отрицал, что когда-либо обманывал Дали, и убеждал испанское агентство новостей "Efe" в том, будто художник уже внес поправки в заявление агентству "Франс Пресс" и не имел в виду никого конкретно. Что же касается деловых отношений с художником, то они прекратились еще в марте 1980 года, но дружба с супругами Дали осталась прежней12.

Однако Сабатер больше никогда не встречался с ними, а Робер Дешарн взял на себя обязанности секретаря художника. Супруги Дали почувствовали облегчение. Дешарн утверждал, что именно он убедил Дали вернуться в Испанию как можно скорее. Видимо, это правда. Контакт с испанскими властями был установлен через парижского адвоката Дали — Жака Вердея, и в июне 1981 года влиятельный мадридский юрист Мигель Доменеч Мартинес начал работать с документами супругов13.

Доменеч идеально подходил для этой работы. Деверь премьер-министра Леопольдо Кальво Сотело, вице-президент правящей партии, образованный и обаятельный, он знал всех нужных людей и имел доступ к трону. Дали считал это жизненно важным. В Париже Доменеч заверил Дали и Галу, что для их возвращения в Испанию будет сделано все возможное и что король и королева проявили личную заинтересованность в их благополучии. Правительство также было настроено лояльно. Эти новости обрадовали супругов14.

Гала намеревалась после выздоровления от побоев лететь в Нью-Йорк. Но ни ей, ни Дали уже не суждено было ступить на американскую землю15.

Примечания

1. UD, pp. 105-108; Secrest, p. 242.

2. Джеймс Мархам: "Дали распутывает свою жизнь" (New York Times Magazine, 22 November 1981).

3. Из разговора с Майклом Стаутом в Нью-Йорке 11 июля 1996 г.

4. UD, p. 61.

5. Документы воспроизведены: Fornes, Les contradiccions del cas Dali, pp. 177-181; MDJ, 3 April 1981.

6. Франсиско Мора: "Злоупотребления Энрике Сабатера с ноября и до сих пор" (Correo Catalan, Barcelona, 21 March 1981); UD, pp. 61-62.

7. Romero, Dedalico Dali, pp. 269-270; Fornes, Les contradiccions del cas Dali, p. 186.

8. UD, p. 62.

9. Ibid., pp. 62-63; Romero, Dedalico Dali, pp. 268-269; из разговора с Джузеппе и Марой Альбаретто в Турине 24 октября 1995 г.

10. Альфонс Квинта: "Дали подписывает чистые листы и провоцирует неконтролируемый выпуск копий своих произведений" (El Pais, Madrid, 13 March 1981, pp. 1, 28-29).

11. Джеймс Мархам (см. примеч. 95). Сабатер подал заявление об увольнении 12 марта 1981 г., после чего Гала плюнула ему в лицо (Carol, р. 131).

12. Франсиско Мора (см. примеч. 99).

13. Интервью Робера Дешарна Хосефу Пла в La Vanguardia, Barcelona, 30 September 1994; Carol, Dali. El final oculto de un exhibicionista, pp. 133-134; записанная на магнитофон беседа с Мигелем Доменечем в Мадриде 19 февраля 1997 г.

14. Из той же беседы с Мигелем Доменечем.

15. Интервью Робера Дешарна.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2019 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»