Безумная жизнь Сальвадора Дали

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

"Demart Pro Arte BV"

С 1981 года авторскими правами Дали распоряжалось парижское агентство "Spadem" (Общество по защите авторских прав в области изобразительных искусств). После того как французское законодательство в 1985 году претерпело некоторые изменения и, конечно же, из-за того, что это агентство не справлялось со своими обязанностями, советники Дали во главе с Робером Дешарном убедили художника разорвать все отношения с данной организацией и доверить свои авторские права новой компании.

Так родилась на свет фирма "Demart Pro Arte BV", с резиденцией в Амстердаме и с Дешарном в должности исполнительного директора. Тринадцатого июня 1986 года Дали подписал контракт с "Demart" на срок до 11 мая 2004 года — даты столетней годовщины со дня своего рождения. Контракт был подготовлен Мигелем Доменечем, который говорил позднее, будто в то время Дали, он и Пичот находились под "огромным давлением" со стороны набирающего влияние Дешарна. По словам Доменеча, он сам долго и кропотливо работал над контрактом, желая охладить амбиции Дешарна: для этого он включил такие условия, как подтверждение законности документа компетентными испанскими органами, ежегодные аудиторские проверки, штрафные санкции за нарушение требований Дали и тому подобное1.

Учитывая широкие, утвержденные данным контрактом полномочия по охране авторских прав Дали и распоряжению ими на протяжении восемнадцати лет, которые вверялись зарубежной фирме, совершенно непонятно, почему не пригласили нотариуса, чтобы засвидетельствовать проставленную дрожащей рукой подпись Дали и состояние его рассудка2. Присутствие нотариуса на подписании подобных контрактов, согласно испанскому закону, не было обязательным, однако серьезность события и его особые обстоятельства, в том числе престарелый возраст художника, требовали более тщательного контроля. Письменное подтверждение под присягой подлинности подписей Дешарна и Дали, сделанное Мигелем Доменечем и французским адвокатом Жаком Синаром спустя год, не могло в полной мере компенсировать это упущение3.

Даже когда Дали был еще здоров, он не проявлял особого интереса к деталям контрактов и не старался вникнуть в их смысл. Его заботило исключительно поступление наличных денег. Видимо, и на этот раз, несмотря на попытки Дешарна ввести его в курс дела, Дали вряд ли уразумел возможные последствия подписанного им документа. К тому же художник был уже очень плох — через месяц врачи обнаружили нарушение сердечной деятельности и срочно установили ему стимулятор4.

Ни Мигель Доменеч, ни Антонио Пичот не присутствовали на подписании контракта с "Demart" в Башне Галатеи 13 июня 1986 года. Спустя десять лет Пичот позволил себе намекнуть, что Дешарн специально устроил все так, чтобы они не смогли быть там в тот день5.

Социалистическое правительство Испании не только "махнуло рукой" на запутанную ситуацию с налогами Дали, но и открыло "зеленую улицу" деятельности "Demart", после того как испанский адвокат компании Хосе Брионес представил в сентябре 1986 года список имущества Дали в Испании и за границей Департаменту налогов и сборов6. В феврале 1987 года Дали получил письмо от министра экономики и финансов Карлоса Солчаги. "Дорогой Маэстро! — говорилось в нем. — Я рад подтвердить разрешение на урегулирование ситуации с Вашей собственностью, которую Вы нажили за границей до Вашего возвращения в Испанию. Этим же я подтверждаю правомочность предварительной передачи Ваших авторских прав голландской компании "Demart Pro Arte BV"7. Комментируя это письмо, каталонский издатель Эдуард Фор-нес писал: "Трудно понять, каким образом министр финансов Испании мог передать соответствующие полномочия зарубежной компании по распоряжению авторскими правами художника, когда этим должен был заниматься Фонд Дали". Понять действительно трудно8.

Шестого октября 1987 года фирма "Demart" объявила о начале своей деятельности. В заявлении компании Робер Дешарн, ее исполнительный директор, назван "авторитетом с мировой репутацией" и "уполномоченным в делах по внутринациональным и международным отношениям" Фонда Галы — Сальвадора Дали. Это звучало вполне респектабельно9.

Но так думали не все. В письме к Жорди Пухолю, каталонскому премьеру, Жан-Поль Обертур, экс-директор агентства "Spadem", поделился своими сомнениями относительно "Demart". Если деятельность фирмы вне подозрений, то почему бы ей не базироваться в Испании под эгидой Фонда Галы — Сальвадора Дали, а не в Амстердаме? Зачем нужен офис в Женеве? Чтобы уменьшить налоги или избежать их? Почему контракт, подписанный Дали и Дешарном, не засвидетельствован нотариусом? Более того, разве права, которые получила "Demart", не вступают в противоречие с четвертым пунктом устава Фонда, провозглашавшим своими целями: "развивать, обнародовать, защищать и беречь на территории Испанского государства и других стран художественное, культурное и интеллектуальное наследие Сальвадора Дали"? Разве мог Дали отнять у своего Фонда некоторые права и полномочия? А если правительство автономной Каталонии имеет своих представителей в составе управления Фондом, почему вопрос не был обсужден публично? Письмо Обертура отличалось исключительной предусмотрительностью, но, как известно, он так и не получил ответа от Жорди Пухоля10.

Рейнольд Морз, будучи хорошим предпринимателем, знал, что Дешарн таковым не является11. Дешарн уверял, что почти весь доход его компании со дня ее регистрации потрачен на расходы по борьбе с фальсификаторами Дали во всем мире. Поэтому однажды Фонд Галы — Сальвадора Дали согласился получить вместо гонорара от "Demart" выпущенную ею партию второсортных литографий Дали. Литографии были впоследствии проданы. "Они просто надувают народ, — восклицал Рафаэль Сантос Торроэлья в своем выступлении по телевидению, — выдавая за подлинники Дали работы, на которых художник в лучшем случае процарапал ногтем линию. В любой стране такое сочли бы бесчестием. Организацией, ответственной за подобный обман, и не только у нас в стране, но повсеместно, является компания под названием "Demart". И как я уже сказал одной мадридской газете, я просто не могу взять в толк, каким образом это безобразие может происходить при попустительстве испанских властей"12.

После смерти Дали стиль руководства Дешарна компанией "Demart Pro Arte BV", так же как и его неуступчивый характер, привели к бесконечным стычкам между ним, Фондом Галы — Сальвадора Дали и Испанским правительством. В конце концов в 1995 году Министерство культуры издаст декрет, по которому все авторские права Дали будут переданы Фонду. Данное решение будет подтверждено Верховным Судом Испании в марте 1997 года после апелляции, поданной Дешарном13.

Примечания

1. Из записанного на пленку разговора с Мигелем Доменечем в Мадриде 19 февраля 1997 г.

2. Контракт воспроизведен: Fornes, Les contradiccions del cas Dali, pp. 182-192.

3. Воспроизведено Форнесом (ibid., pp. 193-194).

4. El Pais, Madrid, 14July 1986, p. 25; Ya, Madrid, 15July 1986, p. 33.

5. Из разговора с Антонио Пичотом в Моли де ла Торре, Фигерас, 29 июня 1996 г.

6. Хесус Конте: "Государство не считает нужным вмешиваться в дела Дали, ведомые Дешарном" (Cambio 16, Madrid, No. 899, 20 February 1989, pp. 30-31).

7. Письмо с выделенным параграфом было показано в программе Испанского Телевидения "Загадка Дали".

8. Fornes, Les contradiccions del cas Dali, p. 177.

9. Документ воспроизведен Форнесом (ibid., pp. 195-196).

10. Письмо воспроизведено Форнесом (ibid., pp. 209-216).

11. MDJ, 29 August 1981.

12. Дешарн в программе Испанского Телевидения "Художественное наследие", 1989 г. (см.: "Библиография", разд. 7).

13. См.: La Vanguardia, Barcelona, 14 March 1997; Abc, Madrid, same date, p. 59.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2019 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»