Безумная жизнь Сальвадора Дали

На правах рекламы:

Цены на email sms рассылки.

изготовление ключей новосибирск, vw fiat daf

Здесь купить ульи

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

Монтуриоль, 24

В начале июля 1912 года, что совпало с окончанием второго года обучения его сына в Коллеже Христианских Братьев, на первой полосе местной газеты "La Veu de l'Emporda" ("Голос Ампурдана") появилось объявление дона Сальвадора Дали о том, что его контора переезжает в новое помещение по адресу Монтуриоль, 24; эти квадратики газетной публикации напоминают о том, что он начинал свою нотариальную практику двенадцать лет назад, в 1900 году, с подобных же объявлений1.

Об этом переезде в "Тайной жизни" не сказано ни слова; и создается впечатление, что первые двадцать пять лет своего существования Дали прожил именно в этом в доме. Однако Анна Мария очень красноречиво описывает потерю своего детского рая. Навсегда исчез волшебный балкон с птицами, играми и туберозами, исчез вид на сад маркизы де ла Торре2.

Новая квартира семьи Дали располагалась на верхнем этаже красивого дома, одного из последних творений Хосефа Асемара-и-Понта, самого знаменитого архитектора Фигераса того времени. Оттуда открывался вид на Пласа де ла Палмера, где проводились ежегодные весенние ярмарки и действовал "четверговый рынок". Здешнее помещение было просторнее, что приличествовало преуспевающему нотариусу (контора, как и прежде, находилась на первом этаже). Здание, сегодня значащееся по адресу: Монтуриоль, 10, включено в списки охраняемых памятников и не претерпело значительных изменений с 1912 года. Оно выходит фасадом на восток, а центральная винтовая лестница ведет прямо на террасу крыши, напоминающую террасу старого дома, но с этой открывается более живописный вид. Картина Дали "Девушка из Фигераса", написанная до 1925 года, в точности воспроизводит характер местности, открывающейся с террасы: розовато-лиловые холмы береговой линии гор Сант-Пере де Рода на горизонте, на краю равнины Ампурдана, и Французский Коллеж Ордена Доминиканских Сестер с его характерной колокольней. С этой террасы также видна прекрасная бухта Розеса — в шестнадцати километрах от города, хотя она и не изображена на картине.

Верхний этаж дома по Монтуриоль, 24, является одним из ключевых мест воспоминаний "Тайной жизни". Тогда, как и теперь, там располагались две заброшенные прачечные комнаты, используемые в основном для хранения ненужных вещей. Дали пришла мысль приспособить одну из них под студию. Когда именно он обзавелся этой своей первой студией, неизвестно, но по рассказам участников событий можно предположить, что это случилось, когда ему было девять или десять лет. Это было крошечное помещение с лоханью для воды, занимавшей почти всю комнату. Но и этого места оказалось достаточно для студии начинающего художника. Сальвадор установил табурет в центре стока, сверху на него положил стиральную доску, сделав таким образом рабочий стол; к тому же в жаркие часы он имел возможность раздеться, открыть кран и сидеть по пояс в воде во время рисования. "Эта ванна была похожа на ванну Марата", — замечает он (эти слова сопровождены рисунком, изображающим сидящего по пояс в воде мальчика, выполненным, предположительно, специально в качестве иллюстрации к "Тайной жизни")3.

Кроме Анны Марии, детей в доме больше не было (семья Виньясов, жившая под ними, была бездетной), а сестре не разрешалось заходить в убежище брата. Студия принадлежала только Сальвадору. Он рассказывает, что любил тогда наряжаться королем, украшая себя горностаевой накидкой, короной и скипетром, подаренными ему одним из барселонских дядюшек. Был ли это подарок Рафаэля Дали или Ансельмо Доменеча, в записях не сказано. Но кто бы то ни был, он, сам того не желая, заложил основы для развития одного из "сильнейших увлечений" — переодевания. Экипированный должным образом, он вышагивал по террасе, импровизируя страстные речи для своих воображаемых слушателей. Позже он утверждал, что желание подниматься на возвышение укоренилось в нем с раннего детства4.

Самой большой ценностью в студии юного Дали было полное собрание книг по искусству издательства "Гованс и Грэй", первый том которого вышел в 1905 году в Лондоне и Глазго, на французском и английском языках. Каждый том содержал шестьдесят черно-белых иллюстраций великих мастеров, родившихся до 1800 года, и "представлял", как говорилось во вступлении, "разнообразные примеры живописи". Издание стало очень популярным, его разрозненные тома можно встретить даже в наши дни в антикварных книжных магазинах. Отец Сальвадора, по-видимому, начал собирать коллекцию с выходом первого тома или немного позже. Возможно, он даже подписался на него в 1913 году, когда был издан последний, пятьдесят второй том (о Лоренсе). По совпадению, как раз в этом году семья переехала в новый дом, где маленький Дали (ему было девять лет) мог разместить все собрание книг с тремя тысячами ста двадцатью черно-белыми иллюстрациями в его новой студии на верхнем этаже дома по Монтуриоль, 24. В "Тайной жизни" он вспоминает это собрание книг с благодарностью:

Эти небольшие монографии, в таком раннем возрасте подаренные мне моим отцом, оказали решающее влияние на всю мою жизнь. Я выучил наизусть все эти картины, представляющие историю живописи, я узнал их с раннего детства, разглядывая целыми днями. Больше всего меня привлекала обнаженная натура, и, кроме того, я находил картину Энгра "Золотой век" самой красивой картиной на свете; я влюбился в обнаженную девушку, изображавшую фонтан5.

В юношеские годы Дали более красочно описывал свое восторженное отношение к этим книгам:

Коллекция книг Гованса прочно вошла в мое детство. С раннего возраста я помню это собрание альбомов в нашем доме, я часто смотрел на эти репродукции с восхищением. Я обожал чувственных ню Рубенса и сцены фламандского быта.

Теперь я должен прилагать некоторое усилие для того, чтобы отделять в памяти какое-нибудь событие реальной жизни от изображаемых на этих репродукциях сцен. Очень часто живые события и картины смешиваются в моей голове. Когда я вновь перелистываю эти страницы, я уверен, что на самом деле уже видел все это и что я знаю этих людей сотни лет и очень-очень близко. Я уверен, что когда-то выезжал на пикник на эту тенистую поляну Ватто или что, когда я был маленьким, моей нянюшкой была эта сжавшаяся от смеха девушка Тенирса; я гулял в сумерках возле фонтана в саду со зданием эпохи Ренессанса, по одному из этих ландшафтов Тициана, на фоне которых стоят его золототелые Венеры, задрапированные в складки прекрасных и дорогих платьев, и тому подобное. Все эти репродукции настолько смешались в моей голове с другими воспоминаниями, что порой мне было сложно понять, где правда, а где — фарс [sic!]. Так, я не уверен в реальности моих первых прогулок в "la Foret" с братьями, ибо они ассоциируются у меня с Лорреном и Ватто. Тициановские здания эпохи Ренессанса полностью сливаются с образом дома маркизы де ла Торре, построенного в этом же стиле и стоявшего прямо по соседству с нашим жилищем6.

Если формат этих книг был очень мал, то темы — просто необъятными7. С нашей привычкой к цветным репродукциям требуется некоторое усилие, чтобы понять и оценить то впечатление, которое произвели на мальчика Дали эти небольшие черно-белые иллюстрации. И по размерам (15 х 10 см) и весу эти монографии прекрасно приспособлены для того, чтобы носить их в кармане. Дали наверняка брал их с собой на прогулки по живописным пригородам Фигераса, не довольствуясь чтением в студии. К десяти годам будущий художник уже основательно ориентировался в творчестве практически всех великих мастеров европейской живописи.

После переезда семьи на Монтуриоль, 24, совпавшего с приобретением почти полной коллекции альбомов издательства "Гованс и Грей", сразу же последовала тяжелая утрата, изменившая уклад жизни Дали. 5 октября 1912 года в Барселоне умерла Тереза Куси, мать дона Сальвадора, многие годы прожившая во вдовстве. Она была похоронена на специально приобретенном участке кладбища "Побле Ноу"; туда же были перенесены останки ее несчастного мужа-самоубийцы Галя8. Смерть Терезы Куси положила конец ежегодным поездкам к Серракларам в Барселону на Рождество и Новый год. То был конец целой эпохи, как понимали это Сальвадор и Анна Мария9.

Примечания

1. Реклама появилась 6 июля и закончилась 17 августа1912 г.

2. AMD, р. 22. Дом сохранился благодаря вмешательству сеньоры Абадаль, жены нового архитектора.

3. SL, pp. 70-71.

4. За эту информацию я благодарен сеньору и сеньоре Карбо, нынешним владельцам дома. О страсти Дали к переодеваниям см.: SL, pp. 69-70; о пребывании "наверху" — там же (р. 72).

5. SL, р. 71. Ссылка на картину "Источник" Энгра.

6. Anna Maria Dali, Noves imatges de Salvador Dali, pp. 74-75. Этот "лес" предположительно находился в окрестностях Фигераса. Возможно также, что впоследствии он стал муниципальным "Парк-Боек" (парком развлечений) Фигераса, благодаря щедрости Пепито Пичота и двух других местных знаменитостей: Хоакина Куси Фортунета и Мариана Пухоля Видаля. "Братья" — почти наверняка Маристы, школу которых Дали посещал одновременно со средней школой.

7. Альбомы издавались в следующем порядке: Рубенс, Ван Дейк, Рембрандт, Рафаэль, Рейнолдс, Тенирс Младший, живопись малых голландцев, Тициан, Хале, Мурильо, Вауверман, Веласкес, Хольбейн, Веронезе, Ребёрн, Дель Сарто, Корреджо, Бронзино, Ватто, Боттичелли, Фра Анжелико, Тинторетто, Пуссен, Перуджино, Микеланджело, Гойя, Дюрер, Гейнсборо, Лотто, Луини, Грёз, Карпаччо и Джорджоне, Хогарт, Джотто, Моретто, Ромни, Орканья, Герард Доу, Буше, Констебл; том, объединивший Мазаччо, Уччелло, Венециано и Кастаньо; Ян Стен, Клод Лоррен, Морленд, Липпи, Питер де Хох и Вермер, Энгр, Хоппер, Гоццоли, Метсю, Натьер, Лоренс.

8. Записи о похоронах Терезы Куси были предоставлены мне ее правнучкой, Монтсеррат Дали.

9. AMD, р. 31.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2019 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»