Безумная жизнь Сальвадора Дали

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

Кузнечики и прыжки

Дали взрослел, но застенчивость его возрастала. "В то время я был чрезвычайно застенчив, — пишет он в "Тайной жизни", — малейшее внимание к моей персоне заставляло меня краснеть до ушей, я постоянно прятался от всех, оставаясь в одиночестве"1. Десять лет спустя, в 1953 году, Дали в "Дневнике одного гения" описал чувство стыда, которое так угнетало его в юности:

В тот день каждую минуту я возвращался к одной-единственной мысли: Я — тот застенчивый подросток, который от смущения боялся выйти на улицу или пройтись по террасе родительского дома. Я краснел до корней волос в присутствии любого элегантного господина или элегантной дамы; смущение мое бывало столь сильным, что я буквально глохнул и почти лишался чувств2.

Когда нельзя было избежать пребывания на людях, Сальвадор прибегал к одной из своих спасительных уловок. Если его спрашивали на уроке, он, чтобы скрыть замешательство, симулировал припадок3. Излюбленным его занятием стали прыжки с лестницы — с изрядной высоты на глазах учителей и сверстников, причем ему удавалось при этом оставаться целым и невредимым4.

Сверстники Дали не всегда могли разгадать, когда он искренен, а когда играет, но в одном они не сомневались: ужас Дали перед кузнечиками был неподдельным. В одной из статей 1929 года он пишет, что до семи-восьми лет любил ловить этих насекомых, восхищаясь красотой их крыльев, а потом отпускал. Он называл их деревенской саранчой. Другим местным названием этих существ было "саранча со жнивья". Дали использовал французское слово sauterelle (кузнечик; саранча) в рукописи "Тайной жизни", но это неправильно, поскольку французские или английские кузнечики совсем не похожи на каталонскую саранчу, которая может достигать нескольких сантиметров в длину и по-научному называется anacridium aegiptium (египетская древесная саранча). Кроме того, кузнечики прыгают, а саранча ползает5.

Дали рассказывает, как однажды в заводи среди скал, возле их дома в Эс Льяне поймал крошечную рыбку. К своему ужасу, он заметил, что голова ее похожа на голову кузнечика. Это стало началом пожизненного навязчивого страха. "С тех пор я испытываю абсолютный ужас перед кузнечиком, — пишет он, — ужас, который возвращается с той же силой, стоит мне только увидеть одного из них; даже мысль об этих тварях вызывает во мне сильнейшую боль"6. В "Тайной жизни" Дали добавляет, что маленькая липкая рыбка с головой кузнечика, столь поразившая его в детстве, водится в море вблизи Кадакеса и называется babosa ("соплюшка")7. Роза Мария Сальерас, соседка Дали по Кадакесу, вспоминает об этой фобии художника: "Когда мы хотели поддразнить его, мы посылали к нему кого-нибудь из младших детей с кузнечиком, сказав, что Сальвадор будто бы просил об этом. Он же просто каменел или впадал в настоящую панику. В детстве нам нравилось испытывать щекочущее чувство удовольствия от того, что кузнечики ползали по лицу. Но Сальвадор все больше и больше ненавидел эту тварь, особенно ее ноги"8.

Хайме Миравитлес часто оказывался свидетелем этой фобии Дали, когда приятели неожиданно подсовывали ему насекомое. Однажды, вспоминает Мет, Дали готов был кинуться со второго этажа от страха перед кузнечиком9. Есть и другие свидетели подобных сцен10, да и сам Дали упоминает о них в своих юношеских дневниках11. Страницы "Тайной жизни" убеждают в том, что одноклассники Дали были беспощадны, играя на этом его страхе. И тогда Дали изобрел "контркузнечика" и направил своих мучителей по ложному следу, убедив их, что по-настоящему боится только бумажных птиц. Эта подмена была столь удачно разыграна, что скоро о кузнечиках и думать забыли, зато бумажные птицы дождем обрушились на голову хитроумного Дали12.

Но Дали не был бы Дали, если бы кузнечик и другие его наваждения не проявились в его творчестве сюрреалистического периода.

Примечания

1. SL, p. 15.

2. DG, p. 107.

3. SL, p. 66.

4. Ibid., pp. 14-15.

5. Я благодарен энтомологу Мишелю Ламберу за его консультации по данному вопросу.

6. Dali, "...l'alliberament dels dits...", p. 6.

7. SL, p. 129.

8. Из интервью с Розой Марией Сальерас в Кадакесе в 1993 г.

9. Jimenez and Playa Maset, "Dali des de l'Emporda. Jaume Miravitlles". Другие сведения о саранче взяты: Rojas, p. 94, Note 10.

10. См., например, воспоминания эксцентричного математика Александра Деулофе, отец которого владел аптекой напротив дома Дали (Deulofeu, р.24). Другие свидетели упоминаются в Rojas, р. 94, Note 10.

11. Dali, Un diari: 1919-1920, p. 139.

12. SL, pp. 129-131.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2019 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»