Безумная жизнь Сальвадора Дали

На правах рекламы:

• Предлагаем всем купить диплом медицинского училища по низкой цене.

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

"Антихудожественный манифест"

"Антихудожественный манифест", над которым Дали работал вместе с Лоркой в Кадакесе летом 1927-го, претерпел с тех пор множество изменений и сейчас находился в стадии завершения. Лорка отошел от этого предприятия или же ему помогли отойти (это было совсем по-каталонски), и в октябре Дали объявил Пепину Бельо, что манифест должен быть подписан "портными, водителями, танцорами, банкирами, кинорежиссерами, артистами мюзик-холлов, авиаторами и дохлыми ослами"1. Однако реальными соавторами пока были Себастьян Гаш и Луис Монтанья. В последние месяцы воинской службы Дали ежедневно посылал последнему "огромные письма", касающиеся манифеста, предлагая, настаивая, пререкаясь, переписывая и перекраивая мельчайшие детали. Гаш и Монтанья частенько навещали его в Фигерасе, где происходили бесконечные дискуссии, иногда в Барселону летели напряженные телеграммы с последними поправками2.

В основном манифест был направлен против косности каталонского искусства. Троица особенно восставала против "ложного эллинизма" (выражение Гаша) определенных каталонских писателей. В одном из писем Гашу Дали яростно обрушился на танцовщицу по имени Аурея:

Аурея! Аурея! Чистый вопрос желудка; на все это возможна только одна реакция — открытое оскорбление. Какой толк в Фонде Берната Метксе, если они не способны даже почувствовать разницу между Грецией и Ауреей?3 Для нас Греция в антисептическом вырезе женского пуловера для игры в гольф; для них — в отвратительных складках, драпирующих тело Ауреи, пресловутых тряпках и мишуре! Мы, без сомнения, обязаны РАЗОБЛАЧИТЬ эти штучки. А если нет, так никто и не поймет, что у нас нет НИЧЕГО общего с волосатыми свиньями и интеллектуалами Каталонии... Когда же, наконец, наступит тот день, когда мы открыто сможем напечатать: "БОЛЬШАЯ ВОЛОСАТАЯ ПРОТУХШАЯ СВИНЬЯ АНХЕЛЬ ГИМЕРА?"4

Драматург Анхель Гимера (1845-1924), написавший знаменитую драму "Низина" (1897), был одной из священных коров каталонской культуры. Гаш и Монтанья, более сдержанные, с трудом отговорили Дали от употребления вышеприведенной фразы в манифесте, который в конце концов они должны были подписать все вместе. Они оба чувствовали, что надо обуздать "порывистого" Дали, а это было нелегко5. Однако Дали приберег свой выпад против А. Гимеры для другого случая. Что касается Ауреи, то цензоры Примо де Риверы в Барселоне исключили ее имя из текста, заменив безликим "исполнительница псевдоклассических танцев"6.

"Антихудожественный манифест", появившийся в марте 1928 года, быстро окрестили желтым документом из-за цвета плакатной бумаги, на которой он был напечатан. Гаш отвечал за его распространение, следя за тем, чтобы каждый, имеющий хоть какое-нибудь отношение к каталонской литературе, искусству, рекламе и журналистике, получил по экземпляру. В "документе" выражалось негодование по поводу "гротескового и патетического спектакля в современной интеллектуальной жизни Каталонии, замуровавшей самое себя в спертом и гниющем помещении". Вслед за ультраистами восемью годами ранее соавторы уверяли, что мир уже определенно вступил в новую постмашинную эру и что теперь главенствовало новое состояние умов, воплощенное в аэроплане, кинематографе, джазе, граммофоне, трансатлантических пароходах и тому подобном. Долг всякого художника — отражение этого состояния. В конце манифеста приводился список художников, писателей и поэтов, которых авторы считали единомышленниками: Пикассо, Грис, Озанфан, Де Кирико, Миро, Липшиц, Брынкуши, Арп, Ле Корбюзье, Реверди, Тцара, Элюар, Арагон, Деснос, Морис Рейналь (критик), Кристиан Зервос (редактор "Cahiers d'Art"), Бретон и Лорка, чье имя стояло между именами Кокто и Стравинского. Без сомнения, по поводу подобного эклектичного собрания знаменитостей шли жаркие споры. Лорка, находящийся за много миль, в Гранаде, был польщен этим вниманием к себе, однако, перепечатывая манифест в журнале "Gallo", скромно убрал собственное имя. По свидетельству Гаша, в Барселоне и в провинции не было ни одной газеты или журнала, которые бы не высказали свое мнение по поводу документа. Реакция варьировалась от одобрения до полного издевательства. В этом легко убедиться: в альбоме Сальвадора Дали Куси вырезки из газет, касающиеся дискуссии, заняли несколько страниц7.

Наиболее отрицательно отреагировал критик Рафаэль Бенет в личном письме Гашу, которое привело Дали в бешенство. Манифест, по его мнению, был всего лишь перепевом манифеста футуризма, причем весьма претенциозным. Хуже всего то, что он даже никого не задел8. Стало ясно, что удары, в принципе оправданные, бьют мимо цели, которая заключалась в том, чтобы заставить каталонских художников отказаться от местных пристрастий. Но, не достигнув цели, манифест наверняка помог Дали обрести еще большую славу.

Примечания

1. Sanchez Vidal, SVBLD, p. 164.

2. Gasch, L'expansio de l'art catala al mon, p. 150.

3. Фонд Берната Метксе был основан в 1920-х гг. для финансирования переводов на каталанский язык древнегреческой и латинской классики.

4. Gasch, L'expansio de l'art catala al mon, p. 150. Гаш опускает имя Аурея, которое приводится в его письме к Дали (альбом Сальвадора Дали Куси, Фонд Галы — Сальвадора Дали, Фигерас).

5. Ibid.

6. Письмо Гаша Дали, декабрь 1927 г.

7. Gasch, L'expansid de l'art catala al mon, p. 152.

8. Ibid., p. 153.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2019 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»