Безумная жизнь Сальвадора Дали

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

Успех в Париже

Вернувшись в Париж, Дали встретился с Бунюэлем, и они приступили к совместной работе над сценарием нового фильма, заказанного Шарлем и Мари-Лор де Ноай. Переписка Бунюэля с виконтом показывает, что они остановились на идее полнометражного фильма, который бы стал чем-то вроде продолжения "Андалузского пса". Отсюда первый вариант названия — "Андалузский зверь" (причем зверь женского рода, самка). Окончательное название — "Золотой век" фильм получил только в конце съемок1. О том, как создавался сценарий, мы знаем прискорбно мало, поскольку его первые наброски (как и наброски "Андалузского пса") неизвестны. Ни Бунюэль, ни Дали не оставили подробных воспоминаний о своем сотрудничестве. Однако совершенно ясно, что они были согласны друг с другом в главном: надо и дальше отстаивать право на свободное выражение сексуальных инстинктов, в противовес ценностям буржуазного общества (Церковь, Семья, Отечество). Поэтому они апеллировали к маркизу де Саду.

Мари-Лор де Ноай, в числе предков которой был маркиз де Сад, выкупила рукопись "Сто двадцать дней Содома" (его наиболее гонимое в Европе произведение) у Мориса Айна, знатока жизни и творчества Божественного Маркиза2. Испанские сюрреалисты, находившиеся в Париже, выражали восторг по поводу родства Мари-Лор с Садом и по поводу этой рукописи (длинного свитка, исписанного мельчайшим почерком)3. Впрочем, Бунюэль прочел "Сто двадцать дней Содома" не в рукописи, а в книге редкого берлинского издания, принадлежавшей Ролану Тюалю. Этот экземпляр книги знаменит тем, что его в свое время читал Марсель Пруст4. Роман, представлявший собой обширный каталог сексуальной техники и извращений, глубоко поразил Бунюэля — "даже больше, чем Дарвин". Он тотчас приложил усилия, чтобы познакомиться с другими классическими работами Сада: "Жюстиной", "Жульеттой", "Философией в будуаре", "Диалогом священника с умирающим", которые в то время невозможно было приобрести в открытой продаже. Эти книги знаменовали собой настоящую "культурную революцию", по его утверждению, и, конечно, он обсуждал их с Дали5.

В своих мемуарах Дали ничего не сообщает о первой встрече с Шарлем и Мари-Лор Ноай. Несомненно, однако, что осенью 1929 года он был уже частым гостем их прекрасного дома на Плас дез Эта Юни в связи с работой над фильмом и слышал от Бунюэля или от самой хозяйки о "Ста двадцати днях Содома". Естественно предположить, что он также увлекся этой книгой, которую Бунюэль одолжил у Тюаля. Бунюэль тем временем решил включить в финальную сцену будущего фильма графа Бланжи и трех его партнеров (героев книги из порочного Шато де Селиньи). Длиннейшая сексуальная оргия в анналах мировой литературы прельстила кинотворца.

Для Дали это было время, насыщенное событиями: продолжавшийся успех "Андалузского пса" в кинотеатре "Студии 28", активная работа над новым сценарием, явно удавшаяся выставка у Гоэманса (картины были распроданы еще до открытия на предварительном просмотре)6. Виконт де Ноай купил "Мрачную игру" (сделка, предположительно, была оформлена через Элюара), а Андре Бретон — "Аккомодацию желаний". Успешно развивались его отношения с Галой, она обещала поехать с ним в Испанию на отдых. Гала была довольна, что его картины принесли доход. Удача, наконец, улыбнулась Дали: он не только смог продать свои работы, но и нашел женщину, о которой мечтал многие годы7.

Каталог выставки Гоэманса, проходившей с 20 ноября по 5 декабря, насчитывал одиннадцать картин. Все, кроме последних двух, написаны в 1929 году. Были также графические работы, не упомянутые в каталоге. "Мрачная игра" — гордость выставки — открывала список, за ней шли: "Аккомодация желаний", "Высвеченные удовольствия", "Священное Сердце", "Загадка желания", "Великий Мастурбатор", "Первые дни весны", "Мужчина нездоровой комплекции, внимающий звукам моря" и "Портрет Поля Элюара". Затем, как бы подводя итог последнему периоду творчества, шли две лучшие работы Дали 1927 года: "Останки" и "Механизм и рука" — принадлежавшая Элюару.

"Священное Сердце" (холст, чернила) почти наверняка относится ко времени возвращения Дали из Парижа. Несколькими месяцами раньше в "La Gaceta Literaria" он напечатал свое так называемое стихотворение "Я ничего не вижу на горизонте, ничего". Беспорядочное нагромождение предметов, которое автор на самом деле видит на горизонте, достаточно безобидно. Но затем начинается описание фантазий, подобных тем, что и у мастурбатора в картине "Мрачная игра", увиденных через анус. Среди них "очень четкая фотография хорошо одетого молодого человека, ради удовольствия плюющего на портрет своей матери"8. Не было никаких предположений о том, кто стал прототипом молодого человека. Но теперь Дали включил эту эпатирующую фразу в "Священное Сердце" от первого лица: "Иногда, ради УДОВОЛЬСТВИЯ, я плюю на портрет своей матери". Что это? Вслед за Бретоном воинственный выпад против религии и семьи? Вскоре Дали объявил, что просто следовал диктату подсознания: в сновидениях мы ужасно обходимся с самыми близкими людьми, даже теми, кто уже умер9.

То, что Андре Бретон не только купил "Аккомодацию желаний" еще до открытия выставки, но и написал вступление к каталогу, указывает на серьезность, с которой основатель сюрреализма относился к молодому художнику. "Дали, — начал он свое вступительное слово, — предстает человеком, мечущимся между талантом и гением, или, как сказал кто-то в прошлом, между пороком и добродетелью". По Бретону, Дали в своих последних работах присоединился к убийственным нападкам сюрреализма на ценности современного общества. Дали пришел как освободитель: "Возможно, что Дали раскрыл наши внутренние шлюзы". "Творчество Дали помогает нам понять то, что скрывается за оболочкой предметов, обострить восприимчивость к подсознательному". "Искусство Дали, наиболее галлюцинаторное из всего, бывшего в истории, таит в себе огромный заряд, открыто нацеленный на зло"10.

Выставка пользовалась явным коммерческим успехом; отзывы критиков были не только хвалебными, но и очень краткими. Дали взбесила язвительная оценка Э. Терьяда. Напоминая, что Дали приехал из Каталонии завоевать французскую столицу, Терьярд оценивал выставку как худшую из провинциальных: "Это отчаянное желание провинциала выглядеть модным". Два года назад, возможно, такая выставка была бы интересна. Он советовал Дали, безусловно талантливому, не доверять сомнительному успеху. Между строк этого отзыва читалось скорее отрицательное отношение к сюрреализму в целом, а не именно к Дали11.

Другие критики оказались более снисходительными. Один из них, под псевдонимом Ле Рапен из "Comoedia", нашел картины Дали "странными, брейгелевскими, чрезвычайно интересными"12. Наиболее чутко отреагировал Флоке из еженедельника Анри Барбюса "Le Monde" ("Мир"), который восторженно писал об "изумительной силе" этих работ, натиске логики и "хорошем вкусе". Дали более предан детальной точности, чем перс, более уверен в своих способностях, чем японец. Этот "сеятель сложностей", по мнению Флоке, "выразил всю поэзию фрейдизма — ужасную и сладкую одновременно". Дали послал вырезку этой статьи и приглашение на закрытый просмотр своему другу Х.В. Фуа, который воспроизвел эти материалы в "La Publicitat". Послал также и отзыв вместе с другими заметками своему отцу, который добросовестно подклеил их в альбом13.

Примечания

1. Название "Андалузский зверь" встречается в письме Бунюэля Шарлю де Ноай от 15 марта 1930 г. (Bouhours and Schoeller, p. 63).

2. Bouhours and Schoeller, p. 118, n.l.

3. Из разговоров с Марией Луизой Гонсалес в Мадриде в 1994 г.

4. BMDS, р. 268. Издание было осуществлено в Берлине в 1904 г. сексологом Иваном Блохом под псевдонимом "Эжен Дюренн". Было выпущено всего 180 копий с ложными выходными данными: Paris, Club des Bibliophiles (Sade, Les 120 Journees de Sodome, p. 21).

5. BMDS, pp. 268-270.

6. Дали пишет, что картины были проданы за сумму между 6000 и 12000 франков (SL, р. 254).

7. См.: UС, р. 99.

8. Dali, "No veo nada, nada en torNo del paisage. Poema". Текст не включен, возможно преднамеренно, в альбом Сальвадора Дали Куси.

9. Dali, "Posicio moral del surrealismo", Del Arco, pp. 65-66.

10. Предисловие Андре Бретона "Стерилизовать Дали" воспроизведено в каталоге Центра Жоржа Помпиду (Salvador Dali., pp. 124-125).

11. Е. Teriade, "Les Expositions" in L'Intransigeant, Paris, 25 November 1929. Цит. no: VPSD, p. 22.

12. "Le Rapin", Comoedia, Paris, 2 December 1929.

13. Flouquet, "Salvador Dali. Galerie Goemans, 49 rue de Seine", Monde, Paris, 30 November 1929; "Les lettres. Meridians", La Publicitat, Barcelona, 6 December 1929, p. 5.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2019 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»