Безумная жизнь Сальвадора Дали

На правах рекламы:

Для компаний в Украине регистрация торговой марки возможна частными регистраторами ТМ.

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

Начало карьеры нотариуса

Сальвадор Дали Куси, отец художника, сделал неплохую карьеру, в 1893 году начав с того, что получил юридическое образование1. На протяжении нескольких лет он вел дела в Земельном Регистрационном офисе, а также дела семьи Серракларов2.

Однажды о нем заговорили, правда, на короткое время. Седьмого июня 1896 года в Барселоне кто-то бросил бомбу в толпу, замыкавшую крестный ход в честь праздника Тела Господня, — были убиты двенадцать рабочих. Террористический акт приписали анархистам, которых в то время было много в каталонской столице. Однако его мог совершить и агент-провокатор из полиции, что объясняло тот факт, что власти города не пострадали. С бунтарями, по обыкновению, расправились очень жестоко. Подозреваемых в анархизме арестовали и бросили в известную своей дурной славой тюрьму, расположенную на склонах Монтьюик недалеко от Барселоны. Несколько подозреваемых умерли, один сошел с ума. Пятерых невинных казнили, удушив гарротой; а шестьдесят пять из оправданных сослали на поселение в Рио-де-Оро, испанскую Сахару, известную суровыми природными условиями. Суды, проходившие в декабре 1896 года, показали подлинное лицо страны, в которой восемью годами ранее проходила Барселонская Всемирная выставка3.

Среди подозреваемых был и молодой адвокат Пере Короминес — умеренный республиканец. Вызванный в суд как свидетель защиты, Сальвадор Дали Куси, близкий друг обвиняемого, сумел доказать, что тот всегда отличался патриотизмом, что не раз отмечалось на страницах "Еl Diario de Barcelona" ("Барселонский дневник") — крайне консервативной, антианархистской газеты города; следовательно, Короминес не мог совершить эту террористическую акцию4. Короминес в результате умелой защиты был оправдан и впоследствии стал редактором известной газеты, писателем и политическим комментатором5. В знак благодарности он с тех пор ежегодно навещал своего друга Дали6.

Вскоре после этого Сальвадор Дали Куси решил открыть собственное дело — нотариальную контору, где составлял контракты, оформлял сделки и завещания, заверял подписи за вполне умеренную плату. Чтобы стать нотариусом, он самостоятельно изучил делопроизводство, которое не преподавали в университете, и подал документы в Министерство юстиции, чтобы сдать соответствующий экзамен. Тот, кто получал разрешение на открытие своей нотариальной конторы, доказав свою профессиональную пригодность, мог считать, что обеспечил себя до конца жизни. Так обстоят дела и по сей день. Знаменательно, что оба брата Дали избрали для себя профессии, гарантирующие постоянный доход и солидное положение в обществе (Серраклары выхлопотали для Рафаэля место доктора в пожарной команде Барселоны; с тех пор он места работы не менял). После банкротства и самоубийства отца братья старательно избегали риска.

В 1898 году Сальвадор Дали Куси хотел было устроиться куда-нибудь работать, но безуспешно, и потому в следующем году решил искать работу в Фигерасе. К этому решению его подтолкнул близкий друг из барселонского института Хосеф (Пепито) Пичот Жиронес. Их дружба продолжалась и в Барселонском университете, который Пичот бросил в 1892 году после двух лет обучения, так и не выдержав ни одного экзамена7; Дали Куси был частым гостем семьи Пичотов, расположившейся на первом этаже пещерообразного дома по Каррер де Монткада, 21, в центре старой Барселоны, в нескольких шагах от самой красивой церкви города — Санта-Мария дель Map, воздушного готического чуда симметрии и изящества. Отец Хосефа Пичота, Рамон Пичот Матеу, после долгих лет службы занял высшую должность в компании "Видаль и Рибас", специализировавшейся на производстве лекарств и химических продуктов. Его мать — состоятельная и общительная Антония Жиронес Бофиль, страстно увлекалась искусством. Ее отец был известный человек в Кадакесе — Антонио Жиронес, и это обстоятельство не могло оставить равнодушным друга ее сына, Дали Куси, не забывавшего о месте своего рождения8.

К тому моменту, когда Барселона стала одним из ведущих европейских центров авангардного искусства и архитектуры благодаря Всемирной выставке 1888 года, салон Пичотов приобрел известность своим гостеприимством, чувством стиля и своеобычностью. На втором этаже того же дома жил молодой писатель Эдуардо Маркина; его отец, как и глава семейства Пичот, работал на компанию "Видаль и Рибас". Маркина, ставший известным драматургом (сегодня почти забытый), в 1903 году женился на Мерседес, младшей из семи детей Пичотов9. Один из них, Рамон, стал художником и в конце XIX века сдружился с Пабло Пикассо, который был на девять лет моложе его. Вполне возможно, что Сальвадор Дали Куси встречался с Пикассо в гостях у Пичотов на Каррер Монткада или же в кафе "Els Quatre Gats" ("Четыре кота"), открытом в 1897 году художниками Сантьяго Русиньолем и Рамоном Касасом, меню которого Пикассо обессмертил своими иллюстрациями. Но даже если таких встреч и не случилось, Дали Куси, без сомнения, хорошо знал о богемной жизни Пикассо и Рамона Пичота в Барселоне, а затем в Париже.

Одним из наиболее оригинальных поступков друга Дали Куси, Хосефа Рамона, стала его женитьба на своей тете Анхеле, сестре его матери, прозванной в семье Анхелетой. Свадьба состоялась в начале 1900 года, когда ему было тридцать лет, а ей двадцать восемь. Анхела Жиронес унаследовала от своего отца дом в Фигерасе10, и молодая пара приняла решение там поселиться11. Согласно утверждениям как семьи Дали, так и Пичотов, Хосеф убеждал Сальвадора Дали Куси проявить настойчивость в поисках работы в Фигерасе: тогда они смогли бы поддерживать постоянную связь, к тому же в Фигерасе находилась ближайшая к Кадакесу нотариальная контора12. Сальвадору требовалось время для принятия решения. В отличие от своего брата Рафаэля, перенявшего отцовскую ненависть к трамонтане, Сальвадор вспоминал место своего рождения с большой любовью и радовался, посещая его13. Однако в 1899 году ему не удалось найти работу в Фигерасе, он добился этого только в апреле 1900 года, когда появилась вакансия. Выдержав экзамен в Министерстве юстиции 27 апреля 1900 года, он получил необходимые сертификаты Коллегии нотариусов Барселоны 31 мая 1900 года. После того как Хосеф Мариа Серраклара выдал ему значительный задаток, 7 июня он официально вступил в должность14. Дали Куси, приступая к работе, не стал терять времени, что подтверждает реклама его конторы на первых страницах местной газеты "Еl Regional" с 24 июня по 30 августа 1900 года15.

Примечания

1. Дело Сальвадора Дали в архиве Барселонского университета.

2. Письмо Сальвадора Дали Куси матери и семье Серракларов от 6 ноября 1911 г. Дон Сальвадор настаивает, что его отец Галь оставил после смерти значительную сумму денег на содержание семьи и образование сыновей.

3. См.: Hughes, Barcelona, pp. 421-422.

4. La Vanguardia, Barcelona, 14 December 1896, p. 1.

5. Hurtado, p. 32.

6. Из телефонного разговора с Антонио Пичотом в Кадакесе в июле 1993 г.

7. Дело Хосефа Пичота в архиве Барселонского университета.

8. Из разговоров с Антонио Пичотом в 1993 г.; Pla, Vida de MaNolo, pp. 75-76; Pla, "Cadaques", p. 98.

9. Montero Alonso, pp. 10-11, 49-50, 96.

10. В свидетельстве о браке ее сына Рикардо сказано, что покойная Антония Жиро-нес была уроженкой Фигераса (Registro Civil, Figueres, Section 2, Book 43, f. 118). Это же подтвердил Антонио Пичот.

11. Перепись 1900 г. в Фигерасе свидетельствует, что к этому времени Хосеф Пичот Жиронес и Анхелета Жиронес Бофиль уже проживали по адресу: Барселонета, 4. В документе указаны годы их рождений: 1869 и 1871 соответственно.

12. Из разговоров с Антонио Пичотом в Кадакесе в 1993 г.; Анна Мария Дали также разделяла эту точку зрения (Joan Guillamet, Vent de tramuntana, p. 114).

13. Монтсеррат Дали рассказывала мне, что ее отец вслед за Галем поклялся никогда больше не иметь дела с местом, где властвует трамонтана. В 1932 г., однако, Рафаэль побывал в Кадакесе и писал своей дочери: "Моя родная деревня могла быть раем, если бы не трамонтана" (Архив дочери Монтсеррат Дали, доньи Эулалии Марии Бас-и-Дали, Барселона).

14. Информация о дате вступления Сальвадора Дали Куси в Коллегию нотариусов была любезно предоставлена мне этой организацией. Что касается другой информации по данному вопросу, то она содержится в документах Министерства юстиции в Мадриде.

15. Подшивка El Regional в Муниципальной библиотеке им. Фагеса де Климента в Фигерасе.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2019 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»