Доминик Бона. Гала

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

Бог, секс и любовь

Почему Гала настолько уверена в своем будущем с Полем, что без колебаний и во весь голос заявляет о грядущем счастье так, будто она его видит? Письма 1916 года, простые и наивные, вдохновленные ностальгией по жениху, ушедшему на фронт, позволяют приблизиться к разгадке тайны Гала: да, она хрупкое создание, но от нее, словно парфюм, исходит сила.

Эта столь непростая девушка, реалистка и мечтательница, фривольная и прилежная, которая в письмах своих не бывает похожей на себя саму и ни на кого другого и о бездонных глубинах души которой еще только можно догадываться, — прежде всего, эта девушка, не терпящая ординарности, верит в Бога. «Я действительно глубоко верующий человек», — пишет она в своем письме от 22 декабря. Вера ей сопутствует, руководит ею и защищает ее. Никогда Гала не отделяет свои чувства от власти Всевышнего. Это Бог свел ее с Полем и позволил им встретиться вновь, и Бог готовит им чудесное будущее.

Она приехала во Францию с помощью Бога православных. Но Гала не фанатичка: «Я считаю, что Бог есть везде, во всех религиях», — говорит она. Уже тогда, являясь сторонницей идей экуменизма, Гала говорит, что ей все равно, о каком Боге идет речь — о Боге католиков, например, или православных или это «Бог краснокожего или чернокожего дикаря». Ей вовсе не свойственен фанатизм. Она просто верит в единого Бога, управляющего людьми и Вселенной: «Мой Бог всегда Один, Единственный Бог в мире». Гала полностью полагается на верховную волю, к которой взывает в минуты сомнений и слабости и которая всякий раз приходит ей на помощь. Иконы, привезенные из России, укрепляют ее силы и веру. Неисправимая кокетка, интеллектуалка-пожирательница любовных романов верит в духовные силы.

«Начало нашей совместной жизни является для меня очень серьезным событием, — пишет она Полю 22 декабря. — Я хочу, чтобы Бог благословил нашу любовь». Гала отказывается принадлежать ему до брака: «Ничего не надо делать до Божьего благословения в церкви».

Она добивается того, что Поль продолжает изучать катехизис и исполняет обряд первого причастия (это вызывает у Клемана Гренделя крик возмущения: «Да нас...ть я хотел на причастие и на иезуитов!»1), она делает к возлюбленному большой шаг еще тем, что обращается в католичество. Едва ли она боится согрешить, меняя вероисповедание: «Для меня, — утверждает Гала, — все равно, кем быть — католичкой или православной, лишь бы я оставалась верующей». Итак, Гала не позволяет себя запугать ни семье Поля, ни собственной совести. Она навязывает свою веру жениху и, чтобы быть уверенной в том, что станет его женой перед Богом, меняет вероисповедание. «Я действительно глубоко верую. Вот почему (это единственная причина) я настаиваю на венчании». Вера Гала не банальна. Она живая и лежит в основе ее личности.

Во время войны Гала молится в минуты радости и горести; позже, когда наступит мир, она будет молиться от счастья. В письмах 1916 года ее объяснения в любви похожи на молитвы: «Одно твое слово, — шепчет она Полю, — и я выздоровлю». «Я благословляю и целую тебя, — так заканчивает Гала свои письма. — Я тебя целую и благословляю».

Сила к ней приходит только с неба. Это он дает Гала любовь. С Полем она разговаривает с такой же горячностью, с таким же доверием, как с небесными силами. Гала испытывает к нему чувство одновременно мистическое и сладострастное. «Никогда не думай плохо о наших прошлых ласках, — пишет она Полю. — Если я делаю с тобой все, даже странные вещи, это потому, что я уверена, что с тобой, так как я люблю тебя, все чисто, все прекрасно, все правильно».

Она совсем не верит в греховность плоти. Гала еще хранит девственность, но ей знакомы уже любовные игры. «Я целую тебя в рот и везде», — беспрестанно повторяет она. Или: «Я целую тебя везде». Она признается, что обладает тем, что называет «качествами путаны». Гала говорит, что любит любовь. Но защищается, заявляя, что ни когда ни на ком не испытала эти свои таланты. «Я не целовала ни одного мужчину, я презирала их всех, я смеялась над их проявлением нежности». Возможностей у нее, вероятно, было предостаточно, но она строго бережет себя для жениха. «Никогда до нашей встречи я ни с кем не была такой, как с тобой».

Поль, напротив, в этой области признает за собой вину. Желая убедить в серьезности отношений с Гала, в том, что с ней он обретет покой, свою мать, он говорит ей о своих «заблуждениях». «Гала известно все о моем прошлом, и знай: она будет бороться вместе со мной», — пишет он ей. О какой ошибке идет речь? Об уединенных занятиях «этим» с самим собой, что считалось тогда вредным и опасным? О тайных отношениях с другими женщинами, с проститутками?2 О склонности к гомосексуализму? Каких заблуждений он боится? Неизвестно3. Когда Поль выражает беспокойство по поводу смутного чувства вины, Гала, юная девушка 1916 года, относится к этому более свободно и спокойно. «Если ты считаешь это порочным, плохим, прости меня...» — говорит она. Это — конечно же, занятие сексом. Когда Поль говорит Гала о том, что считает некоторые вещи «грязными», она защищает свои ласки, уверяя, что они являются «самым святым и священным ... проявлением» её натуры.

Любовь не есть любовь, если она не всеобъемлющий дар. Никогда Гала в своих посланиях к лишенному физических ласк возлюбленному не отделяет тело от того, что она пишет с тремя или даже с семью гласными «а»: «душааа», «душааааааа»... Любовь для нее является насколько физической, настолько и духовной, она для Гала священный культ. Гала решила себя ему посвятить и делает это со всей преданностью, на какую способна. Она моногамна и монотеистична и искренне хочет быть женщиной одного мужчины. Обладая способностью к абсолютному самоотречению, она согласна ради этого пожертвовать своей независимостью: «Я твоя навсегда, полностью, тебе принадлежит моя душааа, мое тело, мой ум».

Сила Гала в том, что она любит, но она становится сильнее, зная, что любима. Для хорошего самочувствия Гала необходима взаимность. Без любви она чахнет, без нее Гала вновь превращается в «une petit chose», — «пустячок», как она говорит, — и страдает, совершенно не зная, куда себя деть. Любовь преображает ее. Гала это объясняет Полю так: «Ты уезжаешь, и я становлюсь ненормальной, вялой, старой. Томительное, безутешное беспокойство и полное уныние». Любовь — ее сила и самая большая слабость. Гала не ищет свободы в любовных отношениях. Напротив, она страстно желает существования в осмосе4. «Когда ты рядом, я чувствую себя сильной, уверенной в своих мыслях и поступках. В разлуке с тобой я становлюсь страдающей вещью. Исчезает моя светлая душааааааа, и вместо нее остается черная или мрачная дыра». Вдали от Поля она теряет себя. Без Поля Гала перестает быть Гала.

У нее, эмигрантки, впервые приехавшей в Париж, нет друзей и, что самое удивительное, нет желания их заводить. «Я не люблю иметь друзей», — пишет она Полю. Без него она остается в полном одиночестве. Но в противоположность большинству своих ровесниц Гала не боится одиночества. Для нее это как сказочный кокон из мечты. «У меня не будет ни русских, ни французских друзей, — уверяет она. — Я не люблю иметь друзей».

Между Гала и Полем с самого начала существует любовное равновесие. Полю необходима Гала, чтобы через ее силу прийти к вере в себя. Гала ободряет его и поощряет вниманием, нежностью и восхищением постоянно. Можно сказать, он освобождается от тяжести вины рядом с девушкой, умеющей оправдать секс, сохраняющей тем не менее — в его глазах — свежесть невинности.

Двое молодых людей, зависимых и в то же время солидарных друг с другом, знают заранее, что их союз будет счастливым. Вот почему они, несмотря на ветра, приливы и отливы, не свернули с пути навстречу друг другу. «Храни нашу любовь, спаси нашу жизнь», — пишет Гала 29 декабря.

Не имея другого идеала, кроме Поля, она не может понять ни его желания разделить страдания солдат, ни стремления к самопожертвованию. Будучи эгоцентричной, Гала, как только речь заходит о спасении жизни возлюбленного, с особенным эгоизмом стремится осуществить единственную значимую для нее задачу — удержать Поля рядом, запретить ему жертвовать собой. Его любовь представляет для Гала такую большую ценность, что она считает: это благодаря любви Поля она живет. Без него ее ждет прозябание в неизвестности, то, от чего она страдала до встречи с Полем. Впрочем, Гала больше не говорит от его имени — в том декабре 1916 года она говорит от их имени: «Храни себя для нас обоих», — умоляет она Поля.

Примечания

1. В книге Жан-Шарля Гато «Поль Элюар». Цит. соч., стр. 49.

2. По словам Люка Дюкона («Поль Элюар». Balland, 1982), первого зятя поэта. Элюар рассказывал якобы близким друзьям, что, еще будучи школьником в черном фартучке, он «ходил к очень большой женщине».

3. Это одна из загадок биографии Элюара: он намекает матери и невесте на то. что чувствует себя виноватым за сексуальные ошибки, совершенные еще в очень юном возрасте. Неизвестно какие. Гала пишет ему 26 ноября такие слова («Письма к Гала»): «Обещай мне никогда не думать о том, что ты совершил. Ты НИЧЕГО, НИЧЕГО не сделал! Слышишь? Я говорю это искренне. Верь мне».

4. Осмос — здесь: взаимное влияние, взаимное проникновение (прим. пер.).

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2019 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»