И. Свирин. «Гала и Сальвадор Дали»

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

Седина в голову

Убежать от времени не удается никому. И как бы супругам Дали того не хотелось, старость настигает их.

Больше всех комплексует по этому поводу Гала — ведь она была старше своего мужа на десять лет. Гала борется со старостью изо всех сил. Каждый ее день начинается с зарядки, нередко Гала наведывается в известнейшую клинику, специализирующуюся на омоложении, а число пластических операций, наверное, не припомнит и она сама. Но время неумолимо, и кому как ни ей это не понимать. Кожа на ее лице становится дряблой и покрывается морщинами, и даже самые лучшие кремы и лосьоны не могут этого предотвратить.

Дали выглядит все так же бесстрашно, как прежде, но совсем не так привлекательно. Под старость он немного потолстел, у него появились животик и лысина. Сальвадор не уделяет столько времени своему внешнему виду, сколько он уделял раньше. Наоборот, теперь он стал почти что небрежным и может позволить себе появиться на публике непричесанным.

Но несмотря на то, что время сделало с их телами, души Дали и его супруга остались все такими же юными, как и прежде. Как это у русских говорится: седина в голову — бес в ребро.

В середине шестидесятых в Порт-Льигате всегда необычно шумно и многолюдно. Это место облюбовали близкие к идеологии хиппи молодые люди, которых привлекают безлюдные пейзажи окрестностей Кадакеса. Неподалеку от дома с яйцами на крыше стоят их палатки, и часто, прогуливаясь по берегу моря, супруги Дали видят, как эти ребята купаются обнаженными.

Как ни странно, отношения между Дали и этими постоянными нарушителями спокойствия сложились самые благожелательные. Сальвадору надоело вести смирный и почти аскетический образ жизни, он любит молодость и, наблюдая за молодыми, вновь переживает свои лучшие годы.

Большинство из тех, кто обустраивается на пляже Порт-Льигата, где-то слышал имя «Сальвадор Дали», но этих ребят сложно причислить к поклонникам его творчества. Для них он скорее какой-то странноватый богатей, имеющий право на свои причуды. Но несмотря на это, уже признанный гений Сальвадор Дали очень быстро сдружился с этими совсем молодыми и безо всякой претензии на что-либо парнями и девчонками. Они часто появляются в его имении, купаются в бассейне или прогуливаются вместе с художником. Взамен за приют они дарят ему свою красоту. Дали любил красивое человеческое тело, и само наблюдение за этими милыми созданиями приносило ему радость.

Дали нравится идеология хиппи и особенно то, что она пропагандирует свободную любовь без ограничений. Ему по вкусу длинноволосые парни — такие прически как раз тогда стали входить в моду. А когда-то Сальвадор со своими волосами до плеч казался белой вороной...

Хиппи кажутся Дали бесполыми, они чем-то напоминают мифических созданий наподобие эльфов. Идеал красоты — это гермафродит, считает он. И это рождает в сознании художника новые, доселе неизведанные эротические фантазии.

Надо сказать, что секс и эротика были чем-то вполне обыденным для этой молодежи. Они не были пуританами; скорее, их донельзя раскрепощенное поведение было своего рода протестом против пуританской морали. И в этом плане для Дали не составляло особой трудности получить то, что он хотел.

Физическая близость с молодыми женщинами не волновала его. Удовольствие художнику приносило лишь созерцание, а также его эротические фантазии. Воплотить эти фантазии в жизнь с помощью обосновавшихся в Порт-Льигате молодых людей не было чем-то сложным.

И вскоре в доме Дали организуется что-то вроде своеобразного эротического театра. Автором сценария является всегда он, а вот в роли актеров выступают новые знакомые художника. Они готовы делать все то, что он им прикажет, даже если это граничит с неприкрытым извращенчеством. В его доме происходят изящные, но в то же время и слишком уж необычные оргии. Дали никогда в них не участвует — ему по душе лишь роль наблюдателя.

Для Сальвадора Дали, уже к тому времени в полной мере осознавшего, что такое старость, эти эротические представления становятся настоящей отдушиной. Он подолгу обдумывает их сценарии, каждое из них тщательно готовит. Дали никогда даже не прикасался к «актрисам» — он лишь наблюдал за их движениями, сопровождая это мастурбацией.

Что же касается актеров... Скорее всего, участников этих спектаклей привлекает необычность как сценариев, так и самой затеи. Кроме того, не следует забывать об обаянии Сальвадора Дали и его богатстве.

Действительно, многие из новых друзей Дали относятся к нему всего лишь как к мешку денег, мешку, который никогда не опустошается. Художник приглашает их в самые дорогие ночные клубы и рестораны, в которые этим совсем не богатым ребятам путь без него был бы заказан. Платит по счетам всегда он. Именно в этих шикарных ресторанах зачастую и проходят очередные «спектакли».

Художник пытается скрыть существование этого своеобразного театра от своей жены. Представления никогда не происходят в Порт-Льигате, когда она дома. В этом случае все перемещается куда-нибудь подальше от гнезда Дали, например, в номер какого-нибудь барселонского отеля.

Но когда Гала узнает о тайных развлечениях своего мужа, она относится к ним вполне благосклонно и старается не препятствовать. Ведь она сама является большой поклонницей молодого тела.

К тому времени и у нее уже были очень даже близкие контакты с представителями «поколения цветов». В 1963 году в Бруклине она случайно познакомилась с одним парнем лет двадцати пяти, поразившим ее своей красотой. Парень был донельзя «удолбан» наркотиками, но это лишь придало ему особый шарм в глазах Галы. Отношения с Уильямом (а именно так звали этого молодого человека) будут длиться на протяжении трех лет. Вместе они будут много путешествовать, редко встречаясь в Порт-Льигате. Дали был знаком с Уильямом, но то ли действительно не знал о его связи с Галой, то ли просто закрывал на нее глаза. В присутствии нового любовника Гала молодеет. Ей уже семьдесят, но когда с ней Уильям, эта достопочтенная женщина становится такой кокетливой и романтичной, какой была лишь в своей молодости. Они клянутся друг другу в любви, и вполне возможно, что ей удалось действительно завлечь в свои сети человека, который был младше ее больше чем на сорок лет. Правда, этот роман длится недолго. В конце концов Гала устает от своего любовника, ей не хочется делить себя с его пагубным пристрастием к наркотикам, и они расстаются. Над мужчинами, брошенными Галой, висит злой рок: как и некоторым его предшественникам, Уильяму не довелось жить долго — вскоре он погиб от передозировки наркотика.

Так что в плане любви к молодежи Гала вполне может дать своему мужу фору. И пройдет совсем немного времени, прежде чем она более чем близко познакомится с некоторыми участниками организованных Дали эротических представлений.

Вскоре подобранные в буквальном смысле слова на улице хиппи уже не удовлетворяют вошедшего во вкус и потому ставшего более притязательным Сальвадора Дали. И он обращается за помощью в одно из агентств такого рода. Организатором его развлечений и одной из главных моделей становится француз Жан-Клод дю Бари.

Неизменно угождая своему заказчику, он при этом имеет тайную надежду угодить и его жене. Вообще, роль этого искусного интригана в жизни семьи Дали до конца не ясна. Но именно он поставляет Гале новых любовников.

Молодых людей, с которыми эта бабушка имела роман, было не так уже и мало. Трудно поверить, что она удерживала их исключительно своим обаянием — злые языки утверждают, что дело тут в первую очередь в деньгах, причем в деньгах немалых. Но Гала была готова на любые затраты для того, чтобы хотя бы ненадолго омолодить себя.

Все любовники Галы — отменные красавцы, пленяющие любое женское сердце с первого взгляда. Многие из них — люди творческие; они только начинают свой путь, не имея ни признания, ни денег, и Гала как может помогает им своими советами и рекомендательными письмами. У нее много связей, не говоря уже об ее несомненных деловых способностях, и кое-кому из своих любовников она оказывает существенные услуги.

Большинство любовников ненадолго задерживаются в этой роли — Гала любит менять объекты своего вожделения как перчатки. Лишь один из них, Джеф Фенхольд, станет спутником Галы на протяжении нескольких лет. Это будет в 1973 году, когда Гала уже будет готовиться к тому, чтобы отпраздновать свое восьмидесятилетие.

Впрочем, к этому времени у ее мужа также появляется объект любви, правда, любви платонической, скорее напоминавшей детскую влюбленность. Еще в 1965 году в Париже он познакомился с очаровательной англичанкой Амандой Лир, подругой некоторых хиппи, впервые в этом году объявившихся в Порт-Льигате. По истечении почти двадцати лет со дня их знакомства, в 1984 году, она издаст книжку о своих взаимоотношениях с художником: «Дали Аманды». Там можно почерпнуть многое о жизни Сальвадора Дали того времени.

Аманда была прекрасной длинноволосой девушкой, увлекавшейся живописью и снимавшейся в качестве модели в модных журналах. Она всецело принадлежала к молодой богеме тех лет — пробовала ЛСД, который тогда только входил в моду и даже не был пока еще запрещен, интересовалась теориями расширения сознания, слушала рок-музыку и дружила с многими известными людьми того времени. Среди них были такие персоны, как Ринго Старр, Твигги, «роллинги» Мик Джаггер и Брайан Джонс, последний из которых в самом скором времени отправится на тот свет, приняв слишком много наркотиков. Нравы этой молодежи всегда были раскрепощенными. Консерватизму старшего поколения эти люди пытались противопоставить свой культ свободы.

Казалось бы, «толстопузому миллионеру» Сальвадору Дали было сложно стать своим в этой среде. И действительно, как вспоминает Аманда, после первой встречи художник не оставил у нее хорошего впечатления. Этот странный дедушка показался ей слишком надменным, и в то же время жалким и смешным. Но прошло совсем немного времени, прежде чем на нее подействовало обаяние Дали.

Да, художник миллионер, у него есть свое дело, приносящее ему огромные прибыли. Культ золота всегда был присущ Дали. Но теперь, в старости, когда он осознает, что за деньги всего не купишь, художник, пусть только на словах, но выступает против богатства и материальных ценностей. Он считает себя антибуржуазным творцом, и, по его мнению, именно это роднит его с хиппи и вообще молодежью того времени.

Но Аманду вряд ли интересует то, как относится Дали к проблеме частной собственности. Просто ей становится интересно проводить время в его компании. Вместе они посещают рестораны, дома друзей Сальвадора. Через несколько дней после знакомства Дали сводил Аманду на экскурсию в Лувр, а потом и в музей восковых фигур.

Знакомые Дали восприняли появление этой его новой подруги с недоумением. Что касается бульварной прессы, то там вовсю пошли слухи о том, что, дескать, Дали завел себе очередную пассию, которая младше его больше чем в два раза. Поговаривали даже о том, будто бы Сальвадор настолько влюбился в эту молодую красавицу, что собирается бросить Галу и жениться на ней.

И хотя мысль сменить старую жену на молодую любовницу даже не приходила в голову Дали, действительно могло показаться, что целомудренный и застенчивый Сальвадор наконец перестал таковым быть и завел себе роман на стороне. С Амандой их часто видят вместе — на улицах Парижа, в маленьких кафе Барселоны, в нью-йоркских галереях и даже среди скальных пейзажей в окрестностях «семейного гнезда». Эта девушка, которая была действительно очарована старичком-художником, никогда не испытывала недостатка в свободном времени, и поэтому часто приезжала к Дали в тот город, где он находился. Бели художник хотел ее видеть, он мог позвонить в ее лондонскую квартиру и пригласить приехать. Такому человеку, как Аманда, ничего не стоило молниеносно сорваться с места и рвануть в аэропорт. И уже наследующий день после звонка она могла показаться на пороге номера отеля Дали в любой точке мира.

Вряд ли можно утверждать, что Дали относился к Аманде исключительно как к подруге и компаньонке, не испытывая к ней никаких более глубоких чувств. Скорее всего, это не так. Но они никогда не были вместе и даже жили порознь — в разных отелях. Дали по-прежнему не была нужна физическая близость, ему было несказанно приятно, когда Аманда просто находилась рядом, позировала ему. Сохранилось немало рисунков, где эта девушка изображена обнаженной. Именно ее тело можно увидеть на картине «Анжелика и дракон» и огромном полотне «Святой Георгий и девушка». В скудной галерее женских моделей Дали Аманда стала очень существенным пополнением.

Сальвадор Дали относится к своей новой подруге скорее не как к возлюбленной, а как к дочери. У него не было детей, и теперь он испытывал жгучее желание иметь родного человека, о котором можно было бы заботиться, утешать его. Да он и сам большую часть своей жизни был большим ребенком, роль матери и няньки при котором исполняла Гала.

Супруга Сальвадора Дали познакомилась с Амандой спустя буквально неделю, а то и меньше, после того, как она подружилась с ее мужем. Аманда Лир не оставила у Галы хорошего впечатления — девушка казалась слишком легкомысленной и пустой. Для Галы она никогда не была соперницей — всего лишь красивая игрушка, призванная развлекать ее мужа.

Дали никогда ничего не требовал от Аманды, никогда не относился к ней с пренебрежением. И именно поэтому они оставались хорошими друзьями на протяжении целых десяти лет. Встречаясь с Дали, Аманда любила поговорить с ним. У нее не было тайн от этого человека. И художник, который, по его собственному мнению, был призван решать никак не меньше, чем проблемы человечества, внимательно выслушивал рассказы девушки о ее любовных делах, в которых она зачастую терпела неудачу.

Аманда была человеком очень ветреным, она часто и без памяти влюблялась, но счастье все никак не приходило к ней. И советчиком в ее сердечных делах стал сам Сальвадор Дали. Посему последний даже прозвал ее «Меланхолией». Когда девушки не было рядом с художником, она жила в Лондоне, где иногда снималась для модных журналов. Особого успеха на профессиональном поприще она пока тоже не достигла, и когда Дали приглашал ее к себе, он всегда оплачивал все расходы по ее проживанию в отеле.

Вскоре Аманда была уже своим человеком в семье Дали. Сальвадору не надо было стыдиться своих с ней отношений перед женой — тем более, и стыдиться-то было нечего. И Гала принимает эту очаровательную блондинку. Она понимает, что Дали тяжело быть одному, нужен кто-то, кто постоянно находился бы рядом.

Сама же Гала ведет образ жизни уставшей от всего престарелой светской львицы. Она часто бывает в разъездах, появляясь то в Италии, то в Париже, то в Америке, подолгу сидит за карточным столом или рулеткой в шикарных казино. Огни больших городов, как и прежде, привлекают ее, но они становятся для нее все более и более утомительными. И она ищет уединения — того, чего не было уже в Порт-Льигате с тех пор, как Дали стал известным. Гала предпринимает путешествия по Италии и Греции, пытаясь найти душевное спокойствие в умиротворяющих пейзажах. Жажда новых развлечений сменяется у нее депрессией и апатией.

Еще один характерный момент — когда Гала куда-либо отправляется или выходит в свет, ее неизменно видят в компании молодых людей. Эта женщина не выносит одиночества, и, отправляясь в очередной круиз по Италии, она всегда прихватывает с собой кого-нибудь из своих поклонников. Дали осведомлен о ее увлечениях, но не предпринимает никаких мер для того, чтобы оградить Галу от других мужчин.

Но несмотря на то, что ее муж не способен дать ей то, чего бы ей хотелось, Гала не бросает его. Она заботится о своем Дали так же нежно и трепетно, как и прежде. Во всем, кроме своей области, художник абсолютно несведущ. За ним надо постоянно ухаживать, следить, чтобы этот лысоватый ребенок с огромными усами не натворил чего. И поэтому появление на горизонте Аманды даже немного обрадовало супругу Дали. Теперь ей есть на кого оставить дом во время долгих отлучек. Аманда становится кем-то вроде хозяйки, ей настолько доверяют, что у нее даже есть свои ключи. Хотя сама Аманда не осмеливается нарушить спокойствие обитателей этого дома и во время своих приездов живет в небольшом одноэтажном флигеле. Впрочем, даже то, что ей разрешают оставаться на ночь в пределах Casa Dali, само по себе может свидетельствовать об исключительном расположении к ней хозяев.

Предоставляя зеленую улицу этой девушке, Гала была убеждена, что это никоим образом не отразится на их взаимоотношениях с Дали. Аманде никогда не заставить его бросить свою жену или любить ее меньше. Об этом не может быть и речи. Дали по-прежнему остается покорным Гале, он по-прежнему ее любит, и поэтому влияние Галы на художника куда большее, чем влияние этой молодой девушки.

Вполне возможно, что Гала считала Аманду своей в некотором роде преемницей. В своей книге Аманда Лир вспоминает такую сцену. Однажды летом Гала попросила девушку заглянуть в ее комнату. Она долго говорила с ней на разные незначительные темы, расспрашивала о знакомых Аманды и ее увлечениях, прежде чем перейти к главному. Мне скоро предстоит умереть, сказала Гала. Это должно произойти намного раньше, чем умрет он. Позаботьтесь, пожалуйста, об этом маленьком Дали.

Более того, Гала потребовала, чтобы после ее смерти Аманда вышла за Дали замуж! Она хотела, чтобы Аманда поклялась никогда не покидать Сальвадора, быть с ним до самой его смерти. Даже став известным художником, Дали по-прежнему оставался для Галы «маленьким», он по-прежнему был несамостоятельным как ребенок и нуждался в заботе и внимании.

Вскоре Дали настолько привык к своей новой подруге, что стал с ней практически неразлучен. Они даже появлялись вместе на людях, на различных светских мероприятиях, вызывая огромный поток сплетен. Посещать такие мероприятия, как балы, презентации, приемы, было своего рода обязанностью художника. Еще со времен своей юности, отправляясь в свет, Дали всегда вел под локоть Галу: он нуждался в ее моральной поддержке. И вот теперь он берет с собой не жену, а эту молодую девушку.

Аманда, человек, независимый в своих суждениях, представитель «поколения цветов», посещает балы и прочие подобные мероприятия, устроенные богатейшими людьми планеты. Бе видят на огромном представлении для высшего света, прошедшим на острове Сен-Луи. Она сопровождает Дали на «Сюрреалистический бал» в замке Ротшильдов.

Сюрреализм, так и не вернувший своих позиций после войны, к тому времени уже и вовсе умер вместе со своим основателем Бретоном. Но словечко это по-прежнему в моде. Причем появляется оно порой в самых неожиданных местах. И если во время знаменитой парижской молодежной революции в мае 1968 года это слово появляется на одном из лозунгов, то годом позже, в 1969, семейство Ротшильдов (одна фамилия воспринимается как имя нарицательное) собирает богачей на роскошный сюрреалистический бал. Дали было больше по душе второе: хотя с молодежью он старался дружить, но к революциям по-прежнему относился крайне скептически. И вот он в инвалидном кресле с огромным зонтом появляется в замке Ротшильдов. Его сопровождает усеянная акульими зубами Аманда. Галы рядом нет — ей уже наскучили эти светские развлечения.

Со временем Аманду можно считать полноправным членом семьи. Ей доверяют все секреты, ее любят. Да и что тут говорить, если вскоре Аманда всегда будет отмечать Рождество в кругу семьи Дали!

Рождество — это праздник сугубо семейный, и тот факт, что за праздничный стол четы Дали садится эта девушка, не являвшаяся их родственницей, свидетельствует о многом. В том числе и об ее особом расположении к Дали, которому она предпочитала свою семью.

Близких людей у супругов Дали практически не было. Но теперь эта семья, традиционно состоявшая из двух человек, рекрутировала в свой состав еще двоих членов.

Итак, одно место за рождественским столом занимала подруга Дали Аманда Лир. Теперь остается сказать пару слов и о том, кто же восседал на четвертом стуле. А им в начале семидесятых стал Фенхольд.

Американец по происхождению, Джеф был актером, не имевшим особого драматического таланта, но обладавшим определенной привлекательностью. Его главная роль — заглавная в рок-опере «Иисус Христос — суперзвезда». Это произведение, созданное Эндрю Ллойдом Вебером и Тимом Райсом, стало одним из самых этапных творений в рок-культуре. На пластинке записан голос Яна Гиллана, но каждый вечер на протяжении многих лет Джеф исполняет роль Иисуса Христа на сцене. В начале семидесятых он знакомится с Галой и вскоре, года примерно с 1973, становится ее постоянным спутником.

И вот теперь не без участия Галы создается уже вторая в ее жизни нестандартная семья, состоящая теперь, правда, не из трех, а из четырех человек. Это двое почтенных стариков (Гале уже около восьмидесяти, а ее мужу соответственно на десять лет меньше) и пара прекрасных молодых людей — шикарная длинноволосая блондинка Аманда Лир и привлекательный длинноволосый блондин Джеф. В чем-то последние двое даже похожи. Им будет хорошо вместе.

Но вместе они будут теперь не так и часто. Гала вообще станет видеться с Дали намного реже, чем Аманда. Она наконец отважится на смелый шаг — переселится из Порт-Льигата в другое место для того, чтобы жить в одиночестве и спокойствии.

Старость — время угасания, время, когда события в человеческой жизни почти не происходят, а о личной жизни и вообще можно забыть. Бурным краскам весны приходит на смену умиротворенное спокойствие осени. Все утихает, замирает, как будто бы готовясь к зимней спячке.

Дали и Гала прожили вместе сорок пять лет. Прожили, что называется, душа в душу, никогда не ссорясь по-крупному. Их союз выдержал много испытаний, но он сохранился.

...Нет, все же супруга Дали была действительно необычным человеком. Ну кому же в возрасте восьмидесяти лет придет в голову покинуть своего мужа!

Сложно сказать, что именно побудило Галу к принятию этого решения. Скорее всего, это была переполнившая ее усталость. Ей были необходимы новые впечатления, и жизнь со своим мужем не могла их предоставить.

Дали был по-прежнему дорог ей, и именно поэтому она наказала заботиться о нем другой женщине — Аманде Лир. Последняя должна была заменить ее.

Сальвадор знал эту женщину как никто другой. И все ее желания были для него святыми. Можно даже сказать, правда, не без определенной натяжки, что Дали понимал свою жену. И он не может препятствовать тому, чтобы Гала исполнила свое намерение.

Дали и не пытается препятствовать — он понимает, что это бесполезно. Время страсти для него прошло, а вот Гала по-прежнему нуждается в ней. И Сальвадору хочется только того, чтобы его жена находилась если и не рядом, то где-нибудь поблизости, в Каталонии.

И узнав о том, что его жена хотела бы жить отдельно от него, Дали отреагировал более чем оригинально. Он решил удивить супругу своим подарком, подарком , как всегда, дорогим и шикарным, сделанным с большой любовью. Дали вздумалось подарить Гале настоящий дворец.

Их дом в Порт-Льигате теперь уже не напоминал ни изнутри, ни снаружи ту маленькую хижину, в которой они жили в первые месяцы своей любви. Но все же его нельзя было назвать дворцом в полной мере. И Гала со своим царственным характером могла оценить тот подарок, который решил ей преподнести художник.

Дворец, который решил купить Дали для своей жены, обязательно должен был находиться неподалеку, в Каталонии. Художник долго искал подходящий вариант, прежде чем наконец остановился на огромном пустом и полуразрушенном замке в маленькой деревеньке Пуболь, находящейся в самом сердце каталонской глуши.

В 1968 году Дали приобретает этот замок, окруженный громадным заброшенным садом. Сразу же после этого там начинаются ремонтные работы, призванные сделать это полузаброшенное строение пригодным для жизни. Ремонт и переустройство продлятся целых два года. Гала любила комфорт и хотела, чтобы все в этом ее дворце соответствовало ее притязательному вкусу. Интерьер дворца выполнен в классическом стиле — все очень строгое и никаких излишеств.

Теперь Гала будет проводить в Пуболе каждое лето и осень, оставаясь там до того времени, пока не наступят холода. Во время их разлуки, длящейся очень долго, Дали сильно скучает. Только теперь он в полной мере осознает, как ему не хватает его жены, по-прежнему любимой, несмотря ни на что. И никто другой, даже такая красавица, как Аманда, не может заменить Дали его Галючку.

Сложно в это поверить, но Дали действительно сильно переживает разлуку со своей женой. И каждый день ее отсутствия Сальвадор вспоминает о ней. Гала становится ему все нужнее и нужнее. Ему хочется видеть ее, разговаривать с ней, быть с ней вместе. Но это не удается. Теперь у Галы своя жизнь, и места для мужа там предусмотрено очень мало. Осознание этого буквально сводит Дали с ума. Его снова одолевают неуверенность в себе, внутренние беспричинные страхи, и вскоре Дали осознает, что он не может писать так, как писал раньше, когда его любимая была с ним.

Гала, как и прежде, заботится о Дали: каждое утро она звонит ему в Порт-Льигат, всячески стараясь приободрить его если не своим присутствием, то по крайней мере словом. Но они видятся все реже и реже, и Дали не может не чувствовать, что сердце Галы теперь не принадлежит ему.

Находясь в Пуболе, Гала никогда не была в полном одиночестве. Да, там не было прессы, поклонников и хиппи, эта женщина очень редко принимала гостей. Ей было хорошо бродить по аллеям сада в сопровождении... своего поклонника Джефа. В Пуболе они живут вместе, и эта новая страсть так же поглотила Галу, как и предыдущие ее страсти. Любимый мужчина всегда значил для нее очень много, если не все. И теперь, когда Гала уже немыслимо стара, в ее жизни появилась новая любовь.

Карьера артиста и рок-певца у Джефа не складывается, и это несмотря на все старания Галы. Именно она утешает этого самолюбивого молодого человека, усмиряет его в минуты гнева. Гала убеждает его в том, что он действительно достоин славы и почестей, и они непременно придут, стоит лишь только чуть-чуть подождать.

Гала любила тишину и спокойствие, ей, как женщине старомодной, по душе была умиротворенная классическая музыка, но она не только не препятствовала тому, чтобы Джеф использовал их дом для репетиций своих рок-песен, но даже этому способствовала, устроив для него что-то вроде мини-студии и купив электрогитару и усилитель. Во дворце шумно почти так же, как в Порт-Льигате, но ей приходится с этим мириться. Она боится упустить своего мужчину, понимая, то этот мужчина — последний в ее жизни.

Но если музыкальная карьера Джефа не сложилась, то куда более повезло Аманде, которая тоже решает попробовать себя на поприще поп-певицы. Она очень сценична, и, кроме этого, обладает явным музыкальным талантом, чего нельзя сказать о приятеле Галы. И ее диски продаются очень хорошо — вскоре Аманда станет настоящей звездой. Но пришедшая к ней популярность не только обрадовала Дали, но и немного его огорчила. Ведь теперь, когда певица должна была подолгу бывать на гастролях, они не могли видеться. Дали остался совсем один, и это дико удручало его. Возможно, именно одиночество станет причиной проблем со здоровьем, которые начнут беспокоить художника в полной мере с середины семидесятых.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2019 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»