Безумная жизнь Сальвадора Дали

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

Уход Питера Мура

Гала продолжала настаивать на том, чтобы Энрике Сабатер заменил Питера Мура. Дали вяло сопротивлялся, но "военный советник" понял, что рано или поздно Гала добьется своего. В 1974 году он решил отойти от дел.

Для этого были и другие причины. Денег для спокойной жизни Мур заработал достаточно. Кроме того, он должен был срочно ложиться на операцию. "Когда я уходил от Дали, у него на банковском счету лежало 32 миллиона долларов", — вспоминал Мур в 1993 году. По самым грубым подсчетам, это означало, что Мур на процентах сколотил для себя не менее трех миллионов1. Приобрел он и множество врагов. Одним из них был Робер Дешарн, или "Робер Без Шарма", как Мур любил называть его, не испытывая к нему ничего кроме презрения. Однажды, когда жена Мура, молодая шведка Кэтрин Перрот, на которой он женился в 1971 голу, отощала чаем двух сыновей французского фотографа, один из них неожиданно спросил: "А где сам вор? Где молодые девушки?" Мур услышал эти слова, относящиеся явно к нему, и буквально спустил Дешарна с лестницы, когда тот приехал за сыновьями. Такова версия Мура2.

Одной из его последних сделок оказался контракт, по которому Дали должен был оформить семьдесят восемь карт Таро для фильма о Джеймсе Бонде. Когда художник нарушил сроки договора и продюсер стал уклоняться от своих обязательств по контракту, появился американский издатель Лиль Стюарт. Дали вновь не выполнил заказ, тогда Стюарт возбудил судебное разбирательство, и триста тысяч долларов были заморожены на банковском счете художника в Первом Национальном банке. Дело все-таки решилось полюбовно: Дали условился подписать 17500 чистых листов для оттисков иллюстраций Таро с 1976 по 1977 год. На самом деле Дали выдал на три тысячи листов больше, их продали Леону Амиелю, издателю репродукций и книг по искусству. Как они были использованы, остается загадкой, Дали же этим вопросом не задавался3.

Как и Мур, Энрике Сабатер, занявший его место, не получал стабильного жалованья, а работал лишь на комиссионных. "Из пяти процентов только", — уточняет Мур. Сабатер вознегодовал: "Я здесь родился; я — каталонец; не думаю, чтобы каталонец получал в Испании меньше, чем какой-то англичанин. У меня было больше десяти процентов, потому что мистер Мур отвечал за гравюры, телевизионные программы и тому подобное, но никогда не касался живописных работ, никогда"4.

Питер Мур следил за тем, чтобы его бизнес и личная жизнь не пересекались. "Я с самого начала заключил с Дали соглашение, — вспоминает он. — Никакой фамильярности, никаких завтраков и обедов". Поэтому Мур даже не пригласил хозяина на свою свадьбу. Дали был заинтригован. А на следующий год сделал нечто, совершенно ему не свойственное: он не только подарил Кэтрин картину "Тройной образ" (1939), но и подписал ее. Дали постоянно говорил Муру, что ему нравится приводить людей в замешательство и дурачить их. Но он никогда не позволял себе этого с "военным советником", к которому питал неподдельное уважение5.

Что же касается Энрике Сабатера, то он не делал различия между работой на Дали и личной жизнью. Он говорил: "Моя жизнь была такова: я жил с ними, обедал и ужинал с ними и ехал туда, куда ехали они. Так продолжалось почти каждый день на протяжении более двенадцати лет". Поскольку и Дали, и Сабатер были уроженцами Ампурдана, они не только общались между собой на каталанском языке, но и имели нечто общее в характерах. И это важно. Сабатер хорошо говорил по-французски и ладил с Галой6. За несколько лет Сабатер сколотил многомиллионное состояние, ведя дела Мастера на четырех континентах. По сравнению с ним Питер Мур выглядел дилетантом.

Питер Мур с некоторым сожалением вспоминал о годах, проведенных с Дали, сетуя на то, что не уделял должного внимания словам Мастера (в отличие от Рейнольда Морза, он никогда не вел дневников). "В действительности я так и не узнал Дали, потому что не был в этом заинтересован! — говорил он. — Я никогда не пытался сделать жизнь Дали своей жизнью. В эти годы я занимался только деньгами. Конечно же, мне доставляла удовольствие моя близость к Дали, однако я не воспринимал наши отношения серьезно. Впрочем, когда я спал и ел в доме Черчилля, я и этого не принимал всерьез! В итоге за годы работы у Дали я накопил больше денег, чем Президент Соединенных Штатов Америки!"7

Мур всегда держался корректно по отношению к супругам Дали. Нанита Калашникофф вспоминает: "Питер Мур любил Дали. Конечно, у него были недостатки, как у всякого мошенника, но он действительно любил Дали. К тому же, он оставался джентльменом. Если бы он не ушел, Дали был бы под идеальным присмотром. То, что он оставил работу, — несчастье"8.

Мур никогда не считал себя тонким знатоком искусства, но знал, что именно ему по душе. Ко времени своей отставки он собрал несколько работ не только Дали, но и других художников. Его коллекция легла в основу еще одного музея Дали. Он открыл его в Кадакесе в 1978 году в отеле "Мирамар", где в 1929 году останавливались Элюар и Гала. Некоторые считают, что Дали ревновал к этому музею, подозревая, что Мур организовал его в противовес Театру-Музею в Фигерасе. Но это не так. Дали посетил и одобрил новый музей, пошутив напоследок, что так можно и потерять деньги, заработанные на должности "военного советника"9.

Конечно же, Мур был не настолько глуп, чтобы терять свое состояние. Он утверждает, что приобрел его законно — как знающий свое дело бизнесмен. Афера с чистыми листами? Он начисто отрицал, что торговал ими до или после своего ухода от Дали. Однако сам стиль жизни Мастера подсказывал управляющему делами, что надо поступаться некоторыми моральными принципами. Правила диктовались огромными деньгами, вовлеченными в бизнес, а вовсе не благородными идеями. К чести Мура, необходимо сказать, что его присутствие и хорошие манеры действовали на Дали благотворно. С его преемником дело обстояло несколько иначе.

Примечания

1. Из разговора с П. Муром в Кадакесе 9 мая 1993 г.

2. Из того же источника.

3. Catterall, pp. 45-47; "Судебное разбирательство в США. Издатель требует от Дали 78 гуашей" (Diario de Barcelona, 30 January 1975).

4. Из разговора с Энрике Сабатером (Калелья де Палафругель, 30 июня 1996 г.).

5. Из разговора с П. Муром в Кадакесе 7 марта 1994 г.

6. Из того же источника.

7. Из телефонного разговора с П. Муром 25 ноября 1993 г.

8. Из разговора с Нанитой Калашникофф в Марбелье 11 января 1995 г.

9. Из разговора с П. Муром в Кадакесе 9 ноября 1991 г.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2019 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»