Безумная жизнь Сальвадора Дали

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

Кадакес

Кадакес, прославленный работами Сальвадора Дали, отделен от равнины Верхнего Ампурдана береговой линией гор с угрюмым горбом горы Пени, высотой в шестьсот тринадцать метров, покрытой редким кустарником. Несмотря на извилины и бесконечные повороты узкой дороги, добраться туда на машине из Фигераса можно за сорок минут. В начале XIX века все было по-другому — одного дня не хватило бы, чтобы обернуться туда и обратно. Хорошая дорога, соединившая деревушку с Розесом, а его — с Фигерасом, была проложена только в начале XX столетия. Кадакесу, восточному краю испанской земли, море не только обеспечивало пропитание, но и служило своего рода воротами. Жители Кадакеса не ощущали себя ампурданцами, у них не было времени, чтобы танцевать сардану (каталонский национальный танец); они говорили на свойственном только им наречии, называемом салат, и, в отличие от других прижившихся инородцев равнины Ампурдана, любили одеваться в яркие цвета. В сущности, как метко утверждает Хосеф Пла, это место было по сути островом1.

Северо-восточная бухта Кадакеса — самая глубокая бухта полного опасностей побережья Коста Бравы и наиболее защищенная от стихии. Здесь, когда море бушует, лодки мирно стоят на якоре. Благодаря этой замечательной естественной гавани Кадакес имел возможность содержать значительный торговый флот вплоть до начала XX века и вести оживленную торговлю с остальным Средиземноморьем и Южной Америкой. Многие из мужчин Кадакеса бывали на Кубе и в Африке, но никогда — в Фигерасе.

На протяжении веков Кадакес славился не только своими мореходами, но и солдатами, и всякий раз, когда правители Арагона (с 1137 года объединившие Каталонию под своим началом) объявляли о новой военной кампании в Средиземноморье, кадакесцы принимали в ней участие, как, например, в 1228-1229 годах, когда король Хайме 1 отбил остров Майорку у мавров. В результате этого завоевания майоркский диалект каталанского языка попал под сильное влияние салата.

Будучи совершенно открытыми для морских нападений и не имея возможности обратиться за помощью в удаленные от берега районы, графы Ампурданские, которым принадлежал Кадакес, вынуждены были укреплять его своими силами, защищая от мавританских и турецких вторжений. Однако даже массивные укрепления не могли предотвратить частых грабежей: маврами в 1444 году, когда все архивы были уничтожены; Барбароссой в 1534 году, и множества других вторжений в течение последующих столетий. Даже в начале XVIII века, когда Испания была еще сильной державой и с ней считались, мавританские набеги терроризировали побережье. Если ко всему этому добавить постоянный риск, сопряженный с рыболовством, станет ясно, что кадакесцы выработали суровый, независимый характер. Как пишет Хосеф Пла, их легендарное упорство может быть по достоинству оценено: терпеливо воздвигая стены из сухого сланца, длиной почти в две тысячи километров, они обнесли склоны холмов для предотвращения эрозии земель2. Только народ огромной целеустремленности, продолжает Пла, может преуспеть в подчинении таких жестких природных условий своим интересам, а также обезопасить себя, существуя во враждебном окружении3.

В XIX веке Кадакес жил в основном за счет виноделия и засола рыбы. Особенно славились анчоусы, которые пользовались большим спросом в Риме. Кораллы, добываемые ныряльщиками у мыса Креус, также были хороши для экспорта. Из Чивитавеккиа и Генуи лодки привозили дерево для нужд виноделия и для бочек под рыбу, и к середине века население стало вполне зажиточным. Но затем пришла большая беда — уничтожение виноградников в 1883 году филлоксерой, уже опустошившей Францию, а за год до того равнину Ампурдана; и даже столь тщательно выстроенные стены не спасли виноградники. Разорение и бедность заставили многие семьи покинуть эти места, и население уменьшилось с 2500 до 1500 душ4.

Другим следствием нашествия филлоксеры стала растущая контрабанда. Кадакес издревле промышлял контрабандным делом. В бесчисленных заливах и пещерках Коста Бравы легко можно было спрятать добычу. Теперь же эта склонность получила новый толчок, и деревня, отрезанная от страны горами, но расположенная всего в нескольких милях по морю от французской границы, стала местным вариантом Гибралтара. Соль, столь необходимая Кадакесу для консервирования рыбы, была предметом первой необходимости и основным контрабандным товаром, а в уклонении от государственных налогов была большая выгода. Вскоре, однако, власти обнаружили причину резкого спада поступлений из региона и приняли энергичные меры5. Шелк, кофе, душистые масла и листья табака также перевозились в огромных количествах. Cadaques, tabaquers, conrabandistes, bons mariners i lladres: "Кадакес, табачники, контрабандисты, хорошие моряки и воры". Это выражение приписывается жителям соседней деревушки Порт де ла Сельва и является точным описанием жизни этих людей.

Примечания

1. Rahola i Tremols, p. 9; Pla, Cadaques, pp. 11-12.

2. Ferrer, Cadaques des de l'arxiu, p. 17.

3. Pla, Cadaques, pp. 80-81.

4. Ferrer, Cadaques des de l'arxiu, pp. 16, 33.

5. Ibid., p. 43.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2019 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»