А. Пичот. Театр-Музей Дали в Фигерасе

На правах рекламы:

магазин XP-Group женские плащи "компания ИКС Пи Групп".

Добавьте в закладки эту страницу, если она вам понравилась. Спасибо.

"Рыбные лавки" крипта

«Рыбные лавки» крипта Театра-Музея Дали

Вернувшись в зал под куполом и спустившись по ступенькам с противоположной стороны сцены в проход, ведущий к Залу "Рыбные лавки", мы в первую очередь увидим внушительных размеров акварель с коллажем из перьев, "Голова Бетховена" (1973), которую Дали выполнил в специфической технике, бросая живых осьминогов на лежащую на полу бумагу и используя оставленные ими следы. Кроме того, на картине видны и следы пеньковых сандалий (альпаргат), излюбленной обуви художника, что позволяло ему утверждать, будто эту работу он сделал ногами.

Дальше, за картиной "Сюрреалистический ангел" (ок. 1977), слева от лестницы, находился большой зал, получивший название "Рыбные лавки", поскольку какое-то время, пока Муниципальный театр стоял еще в развалинах, обширное пространство, в которое входил и этот зал, служило главным рыбным рынком Фигераса.

Напротив есть еще три зала. В первом чередуются экспозиции рождественских открыток "Надалес", созданных художником для фирмы "Хохст" между 1958 и 1976 гг., и серий рисунков и акварелей, иллюстрирующих три выдающихся произведения мировой литературы — "Автобиографию" Бенвенуто Челлини (1945), "Дон Кихота" Сервантеса (1945) и "Опыты" Монтеня (1947). В следующем зале — Зал "Дали д'Ор" ("Золотой Дали") — выставлена коллекция ювелирных изделий художника. После чего мы, наконец, попадаем в крипту, суровое помещение, в котором находится надгробная плита. Отсюда можно выйти в коридор, где с 1978 года выставляются произведения друга Дали художника Эвариста Вальеса.

В Зале "Рыбные лавки" собраны работы различных периодов творчества Сальвадора Дали, среди которых преобладают произведения первого и последнего периодов. Справа по входу мы можем увидеть "Сатирическую композицию" (1923) [С7], написанную маслом по картону под явным влиянием Матисса, за ней следуют "Семейная сцена" (1923), "Автопортретс "Юманите"" (1923) [С6], "Две девушки" (ок. 1922), "Обнаженная на синем фоне" (1923) и две тревожащие фактурные работы на фронтальной стене — "Лунный пейзаж" (ок. 1928) и "Симбиоз женщины и животного" (1928) — еще один очевидный пример умения Дали предвосхищать художественные движения своего века. Далее выставлены две композиции, "Рука" и "Торс" (ок. 1928), предваряющие сюрреалистический период, и четыре картины последнего периода — "Геологическое эхо. Пьета" (1982) [С52], "Отелло, видящий сон о Венеции" (1982) [С53], "Путь загадки" (1981) [С51] и "Веселый конь" (1980). Дали не хотел размещать свои произведения в обычном хронологическом порядке, поэтому непосредственно за ними мы видим в витрине инсталляцию-скульптуру 1966 года "Лилит: Посвящение Раймонду Русселю", составленную из двух бронзовых работ Мейсонье и сдвоенной фигуры Ники Самофракийской. (Вспомним, насколько сильное влияние оказал на сюрреалистов французский писатель Раймонд Руссель и особенно его книга "Африканские впечатления", ее название Дали позаимствовал для одной из своих картин 1938 года и которая послужила ему источником вдохновения при создании уже упоминавшегося фильма "Впечатления о Верхней Монголии" (1975).) Напротив витрины мы видим полотна "Дохлая птица" (1928) [С15] и "Луна и морская улитка на скале" (ок. 1928), а в центре, на обитом красным бархатом прямоугольнике, демонстрируются "Мягкий автопортрет с жареным салом" (1941) [С26] и неслучайно помещенный напротив "Портрет Пабло Пикассо в XXI веке (из серии портретов гениев: Гомер, Дали, Фрейд, Христофор Колумб, Вильгельм Телль и др.)" 1947 года [СЗЗ], аллегорический памятник художнику из Малаги. Круг замыкает "Оносороженный "Троянец" Фидия" (1954) [С37], в котором сочетаются торс эллинских пропорций и рог носорога в каменистом пейзаже Кадакеса. Под ней в двух невысоких витринах — два образца стереоскопического изображения, чисто механическим способом создающие в оптическом восприятии третье измерение. (Другие аналогичные работы можно увидеть на первом этаже в стереоскопическом зале.) В первом — двойном полотне "Структура ДНК" (ок. 1975-76) — Дали представляет знакомую нам двойную спираль, вьющуюся вокруг центральной оси. Во втором, названном "Афины в огне!" и также состоящем из двух холстов (1979-80 гг.). правый элемент стереоскопического изображения воспроизводит "Пожар Борго". а левый — "Афинскую школу", фрески Рафаэля из Ватиканского дворцового комплекса. Дали решил связать оба творения Рафаэля посредством стереоскопии, чтобы представить зрителю визуальный эффект их слияния. На потолке наше внимание привлекает изображение атома водорода, блистающее яркой позолотой.

Выйдя из Зала "Рыбные лавки", мы можем посетить еще три зала, расположенные в этом же крыле здания, они были присоединены при первом расширении музея. В первом зале выставлены рисунки и акварели, выполненные художником в качестве иллюстраций к "Дон Кихоту" Сервантеса, "Автобиографии" Челлини и "Опытам" Монтеня. Эти работы дают почувствовать, насколько глубоко знал Дали произведения великих литераторов эпохи Ренессанса. Иногда в этом зале выставляется коллекция рождественских открыток, созданная художником для иберийского филиала фирмы "Хохст" между 1958 и 1976 гг. Здесь Дали символически породнил искусство и науку, две свои главные страсти, упомянув в каждой открытке о событиях и научных достижениях года: первый человек на Луне, оптические иллюзии, микрокосмос, печатные микросхемы... Затем следует Зал "Дали д'Ор", в котором экспонируется серия инкрустированных в ювелирные изделия нумерованных медалей с изображением обоих супругов Дали и Гала, медали были выпущены Жан Полем Шнайдером в период между 1966 и 1975 гг.

«Дали д'Ор»: Нумерованные медали с профилем Дали и Гала, вставленные в ювелирные изделия
«Дали д'Ор»: Нумерованные медали с профилем Дали и Гала, вставленные в ювелирные изделия

Наконец, мы доходим до крипты, средоточием которой предстает надгробная плита из камня, добытого в Фигерасе, с надписью "Сальвадор Дали-и-Доменек. Маркиз де Дали де Пуболь. 1904-1989", охраняемая шестью жезлами-кадуцеями из той же серии "Дали д'Ор". Отсюда мы попадаем в помещение с экспозицией, которой Дали предваряет следующее посвящение: "Вальес — единственный художник, сумевший вбить обойные гвоздики в небо Ампурдана". Тут выставлены картины и скульптуры Эвариста Вальеса (период 1971-1988 гг.), живописца метафизических пространств, умеющего великолепно передавать суть, пейзаж и свет Ампурдана. Покидая этот зал, мы вновь встречаемся с Дали в зале с литографиями из серии "Озорные сны Пантагрюэля" (1973), перемежающимися четырьмя витринами. В первой из витрин представлен монтаж с Венерой Милосской, постоянно повторяющийся на протяжении нашей экскурсии образ-символ, и классической скульптурой, стоящими по бокам созданного художником стула с ложками, увенчанного антропоморфной скрипкой. Эта инсталляция, с большой тщательностью выполненная Дали, основана на полной таинственности игре двигающихся по кругу взглядов ее участников.

Во второй витрине главенствует коллаж Дали "Араб" (ок. 1962) — со скелетом кальмара и персонажем, сложенным из образцов лепнины, на фоне бамбуковых стен. В третьей витрине выделяется полотно "Тристан и Изольда" (1945), послужившее для одного из задников к балету "Безумный Тристан", и выполненная темперой и акварелью композиция со столом, ящиками и разными оплывающими фигурами с чернильницами, которые, по мнению Дали, вызывают в зрителе ощущение умиротворения и улыбку; другой образец подобной живописи находится в спальной зоне зала "Дворец ветра". В последней витрине размещена сложная конструкция, посвященная покалеченному на корриде в Фигерасе пикадору, которому ампутировали ногу, на что автор намекает в чучеле крокодила. Ансамбль довершает кусок разноцветной ренессансной портьеры.

Коридор, ведущий в галерею художника Эвариста Вальеса.

Поднявшись по лестнице, ведущей из помещения под куполом на первый этаж, мы попадаем в Зал Мэй Уэст, один из самых известных залов Театра-Музея, где можем увидеть трансформацию двухмерного изображения в трехмерное пространство — создание комнаты по образцу рисунка Сальвадора Дали гуашью на газетной бумаге "Лицо Мэй Уэст, которое может использоваться как комната" (ок. 1934-35), экспонируемого в Институте Искусства Чикаго. В одном из телевизионных интервью художник пояснил: "Как практичные финикийцы, вместо того, чтобы создавать сюрреалистический сон, улетучивающийся через четверть часа после пробуждения, я решил сотворить такой, который мог бы послужить гостиной. В нем есть камин, рот, который называется слюна-софа и на котором можно очень удобно усесться. За ту же цену у нас найдется достаточно места на носу, чтобы поставить часы непревзойденно дурного вкуса — китч в испанском духе, и, разумеется, по обе стороны носа, два глаза — туманные импрессионистические виды Парижа и Сены".

Зал «Рыбные лавки» с лампой-атомом водорода

Зал «Рыбные лавки» с лампой-атомом водорода
Зал «Рыбные лавки» с лампой-атомом водорода

В крипте главенствует надгробная плита Дали, охраняемая шестью жезлами-кадуцеями из серии «Дали д'Ор»
В крипте главенствует надгробная плита Дали, охраняемая шестью жезлами-кадуцеями из серии «Дали д'Ор»

Картина 1947 г. «Портрет Пабло Пикассо в XXI веке»
Картина 1947 г. «Портрет Пабло Пикассо в XXI веке»

Коридор, ведущий в галерею художника Эвариста Вальеса
Коридор, ведущий в галерею художника Эвариста Вальеса

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
©2007—2017 «Жизнь и Творчество Сальвадора Дали»